Шоколадная свобода

№52 (329) от 31 декабря 2003 г.

Шоколадная свобода

Бывший налоговый полицейский, обвинявшийся в получении взятки, оправдан областным судом 23 декабря.

По материалам следствия, в конце прошлого года оперативник по особо важным делам налоговой полиции Сергей Куцевалов при проверке фирмы «Русский шоколад» изъял у нее пакет документов. Полицейские подозревали, что между головным офисом «Русского шоколада» в Подмосковье и вологодским филиалом неправильно распределяются налоги.

Среди изъятых бумаг оказались и документы вологодской фирмы «Вемос», закупавшей в «Шоколаде» сладости. Проверка тянулась несколько месяцев, но серьезные нарушения не обнаружились. А проверить москвичей налоговые полицейские не успели: вышел Указ об их расформировании, и сотрудникам поручили срочно заканчивать дела.

Язык мой — враг мой

Как пояснил следователь областной прокуратуры Вячеслав Тимофеенко, Куцевалов затягивал возвращение документов, намекая руководителю «Русского шоколада» Мамедову и хозяйке «Вемос» Ежиковой на известного рода «благодарность».

Предприниматели, не поднимая шума, отдали деньги. Тем более, что против этого не возражало и московское руководство «Русского шоколада». Мамедов и Ежикова «разорились» на 50 тысяч и 20 тысяч рублей соответственно.

Взятка, как чаще всего бывает, не всплыла бы, не попади Мамедов в разработку еще и ФСБ. В начале года чекисты, усмотрев признаки экономических преступлений в деятельности ООО «Русский шоколад», с санкции суда поставили на прослушку телефон Мамедова. И случайно записали его переговоры с Ежиковой, в которых обсуждалась передача денег оперативнику налоговой полиции Куцевалову.

Чекисты записали более десятка звонков. Исходя из анализа переговоров, Мамедов делился с Ежиковой соображениями, как вернуть изъятые налоговой полицией документы. Оба соглашались с тем, что лучше всего за них заплатить. Потом Мамедов договаривался по телефону с «известным ему человеком» о передаче денег около магазина «Петровский» на Советском проспекте. И после того, как деньги якобы были переданы Куцевалову, кассета с записью телефонных звонков попала в областную прокуратуру.

«Не царское это дело!»

В суде выяснилось, что одним из наиболее весомых контраргументов в пользу подозреваемого стала пассивность чекистов к самой передаче взятки. По словам адвоката Куцевалова Владимира Корешкова, непонятно, почему сотрудники ФСБ, зная о предстоящей передаче денег, никого не взяли с поличным, не провели оперативную съемку.

Еще одним доводом в защиту Сергея Куцевалова, по мнению защиты, были противоречия в показаниях Мамедова и Ежиковой. Представители обвинения, несмотря на показания руководителей «Вемоса» и «Русского шоколада», так и не смогли убедить присяжных, что документы, которые Куцевалов забрал для проверки, действительно были нужны фирмам для дальнейшей финансовой деятельности. И зачем Мамедов с Ежиковой выкупили их у налогового полицейского.

К тому же, по словам Владимира Корешкова, руководители «Русского шоколада» и «Вемоса» утверждали, что деньги они передали уже после получения документов. Это, по мнению адвоката, нелогично.

В суде Мамедов и Ежикова подтвердили, что они заплатили 70 тысяч рублей Куцевалову за возврат документов. А достоверность их телефонных переговоров была подтверждена фоноскопической экспертизой.

Как считают в облпрокуратуре, если бы это дело рассматривал профессиональный судья, а не присяжные, то Сергея Куцевалова, скорей всего, признали бы виновным в вымогательстве взятки. Когда решался вопрос о продлении сроков его содержания под стражей (в общей сложности бывший полицейский провел в тюрьме 5 месяцев), судьи городского суда сочли, что доказательств его вины достаточно.

А на присяжных заседателей, большинство из которых были женщины, подействовала эмоциональная окраска, приданная делу адвокатами. Впрочем, по мнению адвоката Владимира Корешкова, прокурорским работникам также никто не мешал более убедительно доказывать виновность подсудимого.