Массовик-­затейник

№5 (386) от 9 февраля 2005 г.

В былые годы Виктор Анпилов способен был вывести на улицы до 100 тысяч человек.

Неутомимый «красный вождь» Виктор Анпилов вихрем пронесся по Вологодчине.

Пламенный революционер выводил народные массы на улицу в лютый мороз, наизусть цитировал Маркса, раздавал ордена, парился в баньке и пел романсы.

Проведение в Череповце акции протеста против отмены льгот и повышения тарифов на услуги ЖКХ, намеченной на 1 февраля, вызывало сомнения до последнего момента. Власти, стремясь не допустить повторения событий 14 января, когда 5 тысяч человек перекрыли улицы и Октябрьский мост, сделали многое, чтобы «разрулить» ситуацию.

Так, мэр Череповца Михаил Ставровский встретился с лидером движения «Пенсионер» Тамарой Баулиной и много всего пообещал. Баулина, в свою очередь, обещала удержать людей от «противоправных действий».

Таким образом, в акции участвовали лишь отдельные сторонники «Пенсионера» по собственной инициативе. Не способствовал ее проведению и 20-градусный мороз.

Но из рукава был неожиданно извлечен «джокер» в виде Виктора Анпилова, главного в стране умельца по части «поднять и возглавить народные массы».

Его пригласил на Вологодчину неугомонный череповецкий общественник Анатолий Ясин, тоже большой затейник. Кстати, именно на Ясина пытались повесить всех собак за организацию массовых волнений 14 января и даже составили административный протокол, который тот подписать отказался.

Ясин уже «привозил» на митинги в Череповец скандально известного бывшего мэра Владивостока Виктора Черепкова, дружен с Сергеем Глазьевым, теперь вот организовал визит Анпилова.

«Протестанты» собрались утром 1 февраля у здания Училища искусств, напротив мэрии. По оценкам УВД, в акции участвовали около 800 человек. Колонна с красными знаменами двинулась на площадь Металлургов, где Виктор Иваныч толкнул зажигательную речь, использовав в качестве трибуны детскую горку. Шествие к площади все же перекрыло минут на 20 движение по ул. Сталеваров и Ленина.

«Вождь старух»

Впрочем, Анпилов не ограничился лишь митинговыми страстями. С тем же пылом лидер «Трудовой России» поучаствовал в светской жизни, не отказал себе и в мирских удовольствиях.

Разыскав в Череповце иллюстратора исторических бестселлеров и автора политических карикатур Рауля Еркимбаева («Премьер» писал о нем в 2002 году), Анпилов наградил его орденом «Герой «Трудовой России», к полному изумлению художника.

Из Череповца Анпилов переместился в Шексну — в гости к местному предпринимателю. Виктор Иваныч с удовольствием попарился в баньке, согретой специально для него в одной из деревушек, угостился соленой капустой, картошечкой в мундире и рыжиками. А нашему корреспонденту дал пространное интервью и оставил автограф на томике «Капитала» Маркса.

Само собой с языка сорвалось:

— Виктор Иванович, а вы «Капитал» смогли от корки до корки прочитать?

— Нет, только до земельной ренты. Дальше показалось немножко заумным.

Решив более не касаться высоких тем, гостя спросили о цели его визита на Вологодчину. Ответ был откровенным:

— Волну народных выступлений, вызванную реформой, пытаются сегодня оседлать все — Хакамада, Новодворская, Немцов, Явлинский, Рогозин, Зюганов, Анпилов.

— И себя вы ставите в один ряд?

— А как же! Я тоже борюсь и не хочу стоять в стороне! Ничего себе! Пятнадцать лет меня обвиняли в том, что я — вождь старух!

— И вас это не обижает?

— Вовсе нет! Я всегда говорил: «Посмотрите на православную церковь: было время, когда с нею остались одни старухи, но, однако же, она возродилась! Так и мы — настоящие коммунисты-диалектики! Если со мной одни старухи, которым завтра в гроб, значит, истина за мной! Поэтому сегодня я говорю: «Нет, извините! Я остаюсь вождем тех старух, которые поднялись с колен! А это уже не старухи, это уже борцы…»

Собеседник вдруг резко поднялся со словами:

— Я вам дал одно из самых лучших интервью в своей жизни!..

И тут был мой последний вопль:

— А когда же о личном? О себе, о семье, о том, что любите?

— Я люблю поэзию, женщин, вино, хорошую компанию, знакомиться с новыми людьми… Что для человека может быть лучше, чем найти собеседника?

И уже на ходу рассказал неожиданную историю:

— Будучи впервые в командировке на Кубе переводчиком, я влюбился в чилийскую девушку. Мне было под 30, а ей — 18. Но она прошла стадион, где ее мучила солдатня, переломали позвоночник за то, что она была коммунисткой… Я восторгался, как она с полуслова понимала любого человека. И если я разевал еще рот и по-советски думал: «Какие хорошие и обаятельные люди…», она говорила: «Ты что, локо! Сумасшедший! Это враги перед тобой стоят! Они тебя убьют сразу, как только ты отвернешься!»

Я хотел с ней обвенчаться, но у нее не было никаких документов. А тут подошло время продлевать мой контракт, я не смог смолчать и признался, что у меня любовь, что девушку вывез вопреки всему из Сантьяго со стадиона шведский посол. И мне предложили забыть о продлении контракта и отправляться в СССР…

— Я вам час изливал душу, а вы из всего нашего разговора оставите, наверное, только эту фигню, — были заключительные слова Анпилова.

Замечательный мужик

В Вологде политик посетил день рождения музыканта Евгения Журина, отмечавшийся в ресторане «Север».

В интервью радио «Премьер» именинник рассказал: «Анпилов попел песен, революционных и простых, Омара Хайяма читал, спел романс «Ты жива еще, моя старушка». У нас была дама-скрипачка. Когда он пел, то она ему подыгрывала — и Виктор Иванович ходил вместе с ней по залу и пел в радиомикрофон. Ну, мне кажется, что человек талантливый во всем талантлив. Нормальный мужик, человечный. Вручил мне орден «Трудовой России» за человечность».

Со слов очевидцев, Анпилов посвятил песню чиновнице «Вологдаэнерго», также отмечавшей день рождения в «Севере». Правда, узнав, кем работает дама, он вскипел было в адрес «Чубайса и приспешников», но быстро «отошел» и подарил ей свою книгу «Наша борьба» с автографом. И даже исполнил для нее еще одну композицию.

6
0