Гибель Артемки

№5 (386) от 9 февраля 2005 г.

Из­-за рокового укола в кабинете у стоматолога родители навсегда потеряли любимого сына...

Четырехлетний Артем Иванов умер в кресле у стоматолога.

Зубной врач сейчас находится в психиатрической лечебнице в Кувшиново, а в прокуратуре бьются над загадкой смерти ребенка.

«Ма-ам, у меня зубик болит, вот этот!» — в четверг вечером Артемка пришел из детсада и сразу принялся жаловаться и неуклюже тыкать пальчиком себе в рот. К стоматологу Ивановы отправились в субботу с самого утра…

Диагноз: смерть

У самой поликлиники на ул. Добролюбова, куда приехали Артемка, его мама Ирина и бабушка Марина Сергеевна, мальчик вдруг расхныкался: «Не пойду я! Боюсь!..» Женщины успокоили малыша, мол, зубки лечить все-таки надо и решительно вошли в 1-й хирургический кабинет, где в этот день принимала стоматолог Наталья Першина.

«Врач такая молодая, приветливая, сразу усадила Артема в кресло и попросила ротик открыть, — бабушка Марина Сергеевна все время была рядом с внуком, а Ирина осталась ждать за дверью. Осмотрев больной зуб, стоматолог, предложила его удалить. Зуб молочный, поэтому бабушка сразу же согласилась.

Минут через десять врач вернулась из процедурной со шприцем в руках. Артемка только слабо ахнул, пока ему делали обезболивающий укол.

Бабушка мальчугана и предположить не могла, что поход к стоматологу закончится так трагически.

«Посидите пока в коридоре, — обратилась Наталья Першина к пожилой женщине, — сейчас лекарство начнет действовать, и вы зайдете». Марина Сергеевна вышла из кабинета и устроилась на стуле вместе с Ириной. Через две минуты дверь хирургического кабинета распахнулась и встревоженная медсестра позвала Марину Сергеевну обратно: «Что-то с вашим мальчиком! Он что, голодный пришел или заснул?»

Бабушка кинулась к внуку. Артем сидел, странно скособочившись, губы посинели, из носа и рта шла обильная пена. Перепуганная стоматолог стала трясти ребенка, бить по щекам, но тщетно — тот не приходил в сознание. Потом тело выгнулось в судорогах. Одна, другая, третья… Казалось, когда подступал очередной приступ, Артем начинал дышать, но потом вновь падал без чувств.

Вызванная в поликлинику «скорая» приехала, по словам Марины Сергеевны, только через двадцать минут.

Мамочки, которые привели своих детей к врачу и все это время сидели у кабинета в очереди, завидев «неотложку», поспешили уйти, наплевав на зубную боль. Растерянная и совершенно ничего не понимающая Ирина Иванова смотрела, как люди в белых халатах делают ее сыну какие-то уколы, ищут специальное устройство для отвода пены из гортани, пытаются делать искусственное дыхание…

Время близилось к полудню, когда к поликлинике приехала срочно вызванная машина реанимации. В час дня сердце Артема остановилось, не помог даже дефибриллятор.

«Извините, — прятали глаза врачи «скорой». — Мы сделали все, что могли…»

Потом, стоя на морозе возле клиники, мать и бабушка смотрели, как санитары вынесли пластиковый мешок, в который было завернуто тело их Артемки.

Проводив глазами автомобиль, увозивший сына в морг, Ирина Иванова бросилась на дорогу, пытаясь уйти вслед за Артемом на тот свет.

ЧП случилось в стоматологической поликлинике на ул. Добролюбова.

Страшная расплата

25-летняя стоматолог Наталья Першина, совсем недавно закончившая Архангельский мединститут, впала в истерику. Пока весь персонал клиники носился по коридорам, Наталья, никем не замеченная, сняла белый халат и вышла на улицу. Шла, сама не зная, куда, навстречу ветру. Слезы застилали глаза, ноги и руки онемели.

Спустя два часа Наташа оказалась у знакомых, где ее и нашел двоюродный брат Денис. Женщина билась в истерике, все время показывая пальцем куда-то в угол, и бормотала: «Вот он, вот он. Боже! Губки уже синеют! Он умирает, помогите!..» Наталья, так любившая детей, и потому, несмотря на маленькую зарплату, самозабвенно трудившаяся в детской поликлинике, думала только об одном — она своими руками САМА только что убила четырехлетнего малыша!

В тот же день Наташа Першина оказалась в 8-м отделении областной психиатрической лечебницы с диагнозом «реактивный психоз». Состояние женщины таково, что к ней не пускают даже близких родственников. Брат Денис, который тяжело переживает эту трагедию, рассказал нам, что Наталья стала говорить, что покончит с собой.

Лекарство от жизни

В 10 часов утра в понедельник дело о гибели четырехлетнего Артема Иванова было передано в городскую прокуратуру. В этот же день из морга пришли результаты вскрытия. Патологоанатомы дали заключение, что мальчик умер в результате передозировки анестезирующего вещества. В стоматологическом кабинете на столе были найдены ампулы с 10-процентным раствором лидокаина.

Лидокаин широко применяется в стоматологической практике как наиболее дешевое и эффективное обезболивающее. Его 2-процентный раствор вводят в десну и безболезненно лечат зубы. Но почему же стоматолог применила препарат, намного превосходящий по концентрации обычное лекарство?

Любопытно, что, по словам брата Натальи Першиной, Дениса, врач не знала, что в ампулах в тот день был 10-процентный лидокаин. Просто не глядя, как обычно, набрала лекарство в шприц. Не могли на вопрос, «откуда у них такой препарат», ответить и в клинике. Документов на него так и не нашли.

Неизвестно, кто и когда поставил в стоматологическую лечебницу концентрированный лидокаин, который вообще-то рекомендуют применять только в качестве наружного спрея. Проверка городских аптек, обслуживающих стоматологию, тоже пока не дала результатов. Создается впечатление, что препарат просто принесли в кармане!

Кстати, на этом же лидокаине врачи детской стоматологии работали еще в пятницу вечером, и только по счастливой случайности не произошло еще одной трагедии! Видимо, организм тех детей, которых лечили до Артема, оказался более выносливым.

Наталье Першиной никаких обвинений пока не предъявлено, хотя уголовное дело возбуждено по 109 статье УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Впереди еще экспертизы, которые, возможно, дадут самые неожиданные результаты.

Во вторник, 8 февраля, Артема Иванова хоронили на городском кладбище. Его родители Сергей и Ирина потеряли уже второго сына. В 1996 году их двухнедельный первенец Толик умер в больнице. Как говорит Сергей Иванов, первый сын умер по вине врачей. Толику сделали какой-то укол. Но тогда Ивановы не стали поднимать шум.

В смерти же Артемки родители винят не конкретно врача Наталью Першину, а вообще отечественную медицину, где царит бардак. «Я не смогу больше, — плачет Ирина Иванова. — Нет, у меня никогда не будет детей. Это как заклятье — смерть».

Артемка иногда бормотал во сне — рассказывал о своей маленькой, но очень серьезной жизни. И каждую ночь мать словно слышит плач в опустевшей детской, бросается туда и распахивает дверь в комнату с молчаливо застывшим в углу розовым слоном и огромным плюшевым медведем.

Больше в этой комнатке никого нет, и, наверно, уже никогда не будет…

6
0