Крайние?

№5 (386) от 9 февраля 2005 г.

Возможно, нынешним молодым сегодняшнее положение пенсионеров лет через 30 покажется «райским».

Замена льгот деньгами и повышение пенсий больно бьют по зрелым, работающим людям, не имеющим права на «поблажки».

— Гиви, ты помидоры любишь?

— Кушать люблю, а так — нет.

(из анекдота)

Я, молодой, работоспособный мужчина, акции протеста льготников люблю — как выражение хоть какой-то горсткой людей хоть какого-то протеста властям, мешающим людям жить. А так — нет. Потому что знаю: с пенсионерами, студентами и военными правительство помирится, кинет кусок — а похудеет в итоге мой кошелек.

Каждый покупатель прекрасно знает: если правительство пообещало прибавить какой-то категории населения денежек — жди через пару дней новых ценников в магазине.

Восхитительно выглядел, объявляя об очередном повышении пенсий, Президент: «можно повысить на 200 рублей. Нет, даже на 240». Поморщил лобик и накинул еще сороковник. Пенсионеры довольны, понятно. И рейтинг первого лица подрастет. Не мной замечено, что все «прибавки» у нас ассоциируются исключительно с личностью Президента, а «урезания» — с нехаризматичными чиновниками. «Зурабов, гад, льготы отобрал, зато Путин пенсию прибавил».

Пенсии повысят, цены в магазинах вырастут — и вся прибавка пойдет прахом. В итоге пенсионер на «прибавленную» сумму сможет купить ровно столько же, сколько и раньше, если не меньше.

Повышение пенсий компенсирует пенсионерам инфляцию (и гасит протесты, чего скрывать), но повышение цен и последующий скачок инфляции пожирают и прибавки, и доходы работающих граждан, остающиеся на прежнем уровне. Работающий человек остается в двойном проигрыше: в первый раз, когда жестом фокусника деньги на повышение извлекут из общей казны, второй — когда заплатит больше за те же товары.

Притом, что потребностей у молодых и зрелых людей гораздо больше, чем у пожилых и старых. А цены после подачек правительства вырастают не только на банальные хлеб-молоко, но и на жизненно необходимые бензин, одежду, аренду жилья… И даже такие бесконечно далекие от интересов стариков товары как автомобили, перстни с бриллиантами и коньяк «Hennessy».

Ладно, Бог с ними, ценами. Будем вкалывать еще больше, чтобы поддерживать уровень жизни, достигнутый еще год-два назад.

Что там у нас с денежными накоплениями, которые мы, молодые, вверяем государ-ству, взявшемуся обеспечить нам достойную старость?

А оказывается, что в «кубышку» Пенсионного фонда России (ПФР), где вносимые гражданами средства должны хранить как зеницу ока, уже запустили руку. Не кто иной, как Михаил Зурабов, министр здравоохранения и социального развития, без стеснения объявил, что 115 млрд. рублей, потребные на внеочередную индексацию пенсий, изъяты из Пенсионного фонда! Вот как!

Эти деньги неприкосновенны, должны лежать и обрастать процентами до тех пор, пока нынешние работники не выйдут на пенсию. А ими дыры в бюджете и рты сегодняшним пенсионерам затыкают!

Прекрасное положение: я оплачиваю и выплату пенсии нынешнему пенсионеру, и «гашу» из своего кармана его социальный протест, и лишаюсь собственных сбережений. При этом та же бабушка, которую я дотирую, повысит мне цену на аренду квартиры, приведя убийственный довод: «Все дорожает, милок». Или перекроет дорогу в тот момент, когда поеду зарабатывать деньги.

Ладно, я не жалуюсь. Руки, ноги, голова на месте, заработаю — и на себя, и на тебя, и на льготников, пенсионеров и бюджетников. Только сомнение берет: накормлю вас сейчас, а сам в старости что кушать буду?

3
0