Музыка боя

№6 (387) от 16 февраля 2005 г.

Победная весна 45-­го. Герман Третьяков (справа) вместе с братом Вадимом в Вологде.

Вологжанина Германа Третьякова война заставила поменять любимую виолончель на… пушку.

Всю войну он не расставался с музыкой. Был запевалой в роте, а в перерывах между боями частенько радовал однополчан игрой на трофейном немецком аккордеоне.

«Я попал на фронт в 1942-м, после окончания училища в Великом Устюге, — рассказывает Герман Михайлович. — Нас построили в шеренгу и спросили, у кого закончено 10 классов. Руки подняли всего несколько человек. И я тоже, хотя за плечами была девятилетка плюс музыкальное училище».

Так самые грамотные попали в 825-й артиллеристский полк, который тогда стоял под Москвой.

Осенью 1942-го наводчика Геру, как и большинство артиллеристов, отправили в Сталинград. Знали, что немцы готовят там крупное наступление. День, когда оно началось, Герман Михайлович помнит до сих пор: «Сначала артподготовка, потом тысячи германских самолетов в небе, и мы тут такие со своими пушечками…»

В конце 1942 года Третьяков получил ранение, но быстро вернулся в строй. Война для Германа Михайловича закончилась в 1944-м. Тогда в составе 48-й гвардейской дивизии он освобождал Харьков. Тогда же и получил медаль «За отвагу» — под Полтавой подбил два немецких танка. Но наступление захлебнулось — кончились снаряды, пришлось отступать… 10 суток остатки дивизии по ночам пробирались к своим. Раненному в руку Герману помогли местные жители.

Ни раненая рука, ни солидный возраст виртуозу не помеха.

После возвращения — госпитали: Ашхабад, Дальний Восток, Хакасия…

Победу он встретил в Вологде. Раненая рука не помешала Герману Михайловичу закончить педагогический институт и работать учителем музыки в школах города и педучилище. А ровно год назад Герман Михайлович и его жена Лидия Михайловна отметили золотую свадьбу.

«Жаль, виолончели нет, да и пианино внучке отдали несколько лет назад», — сетовал Третьяков, разговаривая со мной.

Тем не менее ему удалось доказать, что и в свои 80 с лишним он боец хоть куда. На аккордеоне (кстати, немецком) Герман Михайлович виртуозно исполнил романс «Очи черные».

Голос, от которого дрожали стены, был по-прежнему молодым. Как будто пел не седой ветеран, а 20-летний сержант Гера Третьяков…

9
0