Сашка Наполеон, моряк трех морей

№8 (389) от 3 марта 2005 г.

Расстояние в 10 км — от родной деревни до военкомата — Александр Леонтьев одолел бегом: лишь бы успеть записаться в моряки.

Морская судьба занесла вологжанина Александра Леонтьева даже на шхуну бывшего гитлеровского рейхсмаршала Германа Геринга.

«Когда я уходил в армию, перед тем как выйти на улицу, мать завела меня во двор, перекрестила и велела сказать: «Хозяин мой, пойдем со мной» три раза», — несколько смущенно вспоминает Александр Васильевич.

Что это был за заговор такой, он до сих пор точно не знает, но только после этого всю войну от него беду будто чья-то рука отводила: и когда тонул, и когда подрывался на мине, и когда немецкий диверсант выпустил в него очередь…

В архангельской деревне Усть-Пинега Сашка Леонтьев получил прозвище Наполеон. Гордился им страшно. Но понимал, что на одном прозвище далеко не уедешь. И мечтал, как станет моряком и… «Раз пятнадцать он тонул, погибал среди акул — но ни разу даже глазом не моргнул!»

А моряки в родную Усть-Пинегу приезжали часто. Ходили гордые, в широченных штанах, в тельняшках, а за ними — толпа мальчишек. В 1943-м году пришла повестка в военкомат и Сашке. Почтальон шепнул ему, что призыв пойдет во флот и в пехоту, и кто не опоздает к началу регистрации — попадет в моряки.

Чтобы не опоздать, 10 километров до военкомата Сашка почти бежал, кое-где сокращая путь вплавь. «Хозяин», которого он по наказу матери позвал с собой, должно быть, еле-еле за ним поспевал. Так в России стало одним моряком больше.

В Архангельске, куда привели новобранцев, моряк Леонтьев повстречался со своим отцом — его комиссовали по болезни. Мужчины встретились на один день и расстались: сын отправился на войну, отец — домой.

…Когда Александр приезжал домой в отпуск, восхищенные мальчишки бегали за ним стайками — как он сам когда-то. В то время Леонтьев уже был кавалером нескольких медалей, в том числе награжден и редкостной красоты медалью Ушакова — за поимку диверсанта, посланного взорвать оружейные склады. Диверсанта убили вовремя — он был обвязан гранатами, да не успел их бросить… Приехавшие НКВД-шники только руками развели: истинное чудо, что не успел.

Александру Васильевичу довелось побывать моряком Балтийского, Северного и Черноморского флотов.

За 7 лет службы Леонтьев побывал в трех морях — Балтийском, Северном и Черном. В 1946-м на Черном море ему выпала редкостная удача — служить на шхуне одного из бывших фашистских лидеров — Геринга: его шхуна «Ангара» отошла СССР по контрибуции.

Александр Васильевич до сих пор с восхищением вспоминает ее внутреннюю отделку и высококлассное оборудование: умели же делать! «Отбор на «Ангару» шел нечеловеческий, — закрывает глаза ветеран. — Вплоть до того, что посылали запросы туда, где ты родился…»

Правда, послужить на этом чудесном корабле Леонтьеву пришлось недолго. В 1946 году на нем смотрел учения председатель Совета Министров СССР Косыгин. Моряк Леонтьев в это время отвечал за правительственную связь — разговоры Косыгина с Москвой. «Ангара» так понравилась председателю Совмина, что он забрал ее для членов ЦК как прогулочную яхту. А команду расформировали.

Александр Васильевич утирает глаза рукавом: «Отобрали красавца…»

…Он поглаживает свою любимую медаль Ушакова — с морскими цепями, якорями, с синей отделкой — и вспоминает, как его, 17-летнего пацана, взрослые серьезные дядьки в военкомате крутили на стуле, проверяя вестибулярный аппарат. А Леонтьев и так знал: он, Сашка Наполеон, годен к строевой.

4
0