Французский поцелуй

№14 (395) от 14 апреля 2005 г.

Чувствующий себя 18-­летним Жорж может и сам встать за станок.

Иностранец Жорж Гуссуб стал основной достопримечательностью Вашкинского района: женщины сходят по нему с ума, а мужчины мечтают устроиться к нему на работу.

«Когда они меня злят, я посылаю их сами знаете куда…», — говорит Жорж про своих работников.

Жорж, которого в Липином Бору называют Француз, матерится по-русски в совершенстве. Да и «нормативно» говорит практически без акцента — язык он учил в Институте Дружбы народов с 1970 по 1975-й год и добился больших успехов, став гордостью курса. Жорж родом из Ливана, но живет во Франции. Правда, два года назад он вдруг осел в Вашкинском районе.

Появление ливанца вызвало взрыв слухов среди местных жителей. Сами представьте, элегантный мужчина с внешностью и обхождением итальянской звезды Адриано Челентано обосновался в заброшенной пожарке, где теперь располагается пилорама…

«Глюпости говорят, глюпости, — произносит с едва заметным акцентом Жорж. — Первое, что услышал про себя, будто я наркобарон и отмываю деньги арабской наркомафии».

«Наркобарон» не обижается на досужие разговоры. У него три страсти: Россия, женщины и свое дело. Как последовательный человек, ливанец потакает своим прихотям — он женат на русской, работает в России и делает здесь бизнес.

По словам Жоржа, во Франции его считают… русским. И он не имеет ничего против: гордится принадлежностью к нашей стране и даже со своими дочками, живущими под Парижем, говорит именно на самом удобном для него языке. На русском.

Судя по ливанцу, жить в России — все равно что обречь себя на вечную молодость. Именно здесь, по его словам, можно разворачивать любое дело: ведь богатство — лес, удобрения — лежит под ногами. А любовь русских женщин заставляет его забыть обо всем. Кроме бизнеса, конечно…

Бизнес по­французски

Деловая часть натуры араба поглощена лесопилкой, где он с рабочими производит вагонку и брус для окон. Оказывается, во Франции, гражданином которой является Жорж, лес стоит примерно в пять раз дороже, так как таких массивов в стране для вырубки нет. Эта разница кажется ливанцу очень заманчивой. И его замысел уже стал реальностью: первая фура с лесом, отправленная французским партнерам, принесла прибыль.

«Два года здесь уже, — шлепает по весенней грязи к своей пилораме Жорж. — Можете представить, ничего ведь не понимал в лесном деле. А теперь на каждом станке работать умею».

Жизнь Жоржа как у гражданина Земли: он слушает арабскую музыку, читает на ночь по-французски про Шерлока Холмса и работает с русскими. «Но бизнес веду по-французски!» — поднимает палец Гуссуб.

Для него это важная деталь. Жорж, который проехал Россию вдоль и поперек, насмотрелся на бизнес по-русски. И, увы, но бизнес по-вологодски от уровня страны не отличается. «Это очень странно, — разводит руками ливанец. — Главное для русского бизнесмена — хапнуть. Первое, что делают, покупают себе шикарные машины. При этом их рабочие не получают зарплату по полгода, а сами «короли» живут в доме без условий — туалет во дворе, а воду из колодца носят. И ведь даже не собираются проводить водопровод!»

Оба факта приводят иностранца в ярость. Именно поэтому он платит своим рабочим каждую неделю. «Горжусь этим, — признается Гуссуб. — Больше ни один предприниматель так не платит». Вилка зарплат — от 2300 до 7 тысяч рублей, и араб приходит в восторг от работников, которые стремятся заработать как можно больше.

Жорж­антипохмелин

Для жен его работников Жорж Гуссуб — как отец родной. Хотя бы потому, что он полностью поборол пьянство на своей пилораме — кого выгнал, кого закодировал. «Я — не нянька, — объясняет свою суровую позицию предприниматель. — Сам пью в меру, поэтому пьяных не выношу».

Однажды он ехал мимо канавы, куда свалился незадачливый выпивоха. «Я его вытащил и поехал в его дом за женой, чтобы она его обиходила», — рассказывает бизнесмен. Но вместо благодарности услышал обвинения в том, что это он якобы сбил несчастного на дороге. «Я давно понял, что в любом случае я, как иностранец, буду здесь крайним».

Вообще-то с семьями своих подчиненных араб дружит — отмечает праздники и дни рождения. Да и власти ему не мешают. «Налоги пока не плачу, — говорит Жорж. — Я же работаю как физическое лицо. Прибыль только-только появилась, но как встану на ноги, обязательно зарегистрирую предприятие, и все будет как надо».

Сейчас иностранец нашел человека на должность директора, который будет контролировать пилораму, а сам он будет жить во Франции и наведываться в Липин Бор раз в месяц или два. Жоржу есть где жить: у него в поселке — своя трехкомнатная квартира, которую он купил за 300 тысяч рублей и отремонтировал вагонкой производства личной пилорамы. Но он мечтает о собственном доме: «Потом построю. А сначала — бизнес».

Коммунистическое детство

Когда Жорж рассказывает о своей извилистой жизни, ощущение — будто смотришь кино. Гуссуб родом из обеспеченной ливанской семьи. Отец — писатель и поэт — воспитал своих детей космополитами. Уже подростком Жорж проникся коммунистическими идеями и вступил в Компартию Ливана.

«У нас Компартия, в отличие от вашей, была в подполье», — рассказывает Жорж. Как диссидент, он отправился учиться на инженера-механика в Россию. «За знаниями поехал, — гордится араб и добивает немыслимым для его натуры фактом. — Даже за женщинами не ухаживал тогда, а только учился!»

В итоге группа Жоржа стала передовой, а сам юноша был нарасхват у самодеятельности московского Института Дружбы народов. Гуссуб, который пел ливанские песни и танцевал арабские танцы, проехал с гастролями по всему Союзу!

«Насмотрелся я на коммунистов, — вздыхает по утерянным идеалам юности Жорж. — И… ушел из партии. Они нечестные, эгоисты! Про народ говорят, а сами только и думают, как бы нахапать. Особенно в России это было заметно».

Между Парижем и Москвой

После возвращения на родину Жорж устроился на совместное с англичанами предприятие и строил цементные заводы в Ливане. Оказалось, что Гуссуб — талантливый инженер. Но обстановка в стране не благоприятствовала развитию бизнеса, и Жорж вместе с братьями переехали во Францию. Они купили там четырехэтажный дом и начали обустраивать быт.

«Одновременно я всегда стремился вернуться в Россию. Мне нравится здесь. Люди такие душевные, живут именно так, как нужно, — и дружить умеют, и любить», — говорит он. К тому времени Жорж женился. Конечно же, на русской. У них родились две девочки. Сейчас Жозетте уже 30 лет, а Диане — 26. Старшая, как и Жорж, — коммерческий инженер, а младшая — дизайнер.

Дети вместе с женой во Франции — в собственном доме под Парижем. Если с супругой отношения разладились («Разные мы. Только из-за детей и жили», — откровенничает араб), то по дочкам Жорж очень скучает. Хотя они должны были привыкнуть к своему непоседливому отцу, который всегда жил между Францией, Ливаном и Россией.

После цементных заводов Гуссуб занялся модернизацией производства и представлял крупную корпорацию в странах соцлагеря и в Ливане. А затем с головой ушел в коммерцию: был одним из первых, кто после перестройки поставлял европейские отделочные материалы для Москвы, Питера и других крупных городов России. Он вложил в это дело более полумиллиона долларов… В августе 1998-го дефолт сожрал практически все.

У потерявшего три четверти своего состояния Жоржа фамилия Ельцина вызывает приступ ненависти: «Знаете, путаны обычно продают одно место, а Ельцин продал все что можно. Что он из России сделал!.. Над русскими смеялись, не ставили их ни во что — он же пьяный приходил на встречи с лидерами Франции и Германии. Мне было так стыдно».

Путин, по мнению Гуссуба, заставил уважать русских. А заодно и Жоржа, которому теперь не приходится оправдываться в Париже за действия главы российского государства. «А за Ельцина постоянно приходилось ответ держать», — возмущается араб.

С тех пор Жорж вкладывает… не больше половины состояния, боясь потерять все накопленное. «Мне уже ведь 56», — говорит Гуссуб. Говорит кокетливо, потому что…

Женское счастье: был бы Жоржик рядом

Больше всего Жорж скучает по своим двоим дочерям, живущим в Париже.

Потому что в России, в Липином Бору, Жорж Гуссуб чувствует себя 18-летним юношей. После того как по Вашкинскому району разнеслась весть о том, что в райцентре поселился богатый и видный Француз, женщины будто сошли с ума. «Живущие за 20 километров отсюда говорят, будто встречаются со мной! А я их в глаза не видел», — удивляется иностранец.

Посетительницы баров на него просто кидаются. «Будто хотят изнасиловать!» — радостно рассказывает араб. По собственному признанию, Жорж очень любит женщин, но женщин порядочных. А русские партнеры по бизнесу так и норовят «подарить» арабу даму легкого поведения… «Приходится отказывать», — вздыхает ливанец.

Недавно он нашел себе подругу жизни — 37-летнюю Жанну из Липина Бора. «У нас с ней любовь и уважение», — говорит араб. Правда, ситуация сложилась непростая: с одной стороны, как человек ответственный, Жорж не хочет бросать жену, а с другой, он и Жанну уважает. Поэтому араб пошел на беспрецедентный шаг и отвез жительницу Липина Бора в прошлом году в Ливан, где и представил ее своей маме. Встреча прошла на «отлично».

«Жанна очень удивлялась, что ее встретили хорошо», — говорит Жорж. А удивляться нечему: семья араба — христиане и космополиты. Например, один из родственников женат на финке.

А вот Жорж совсем обрусел и всей своей жизнью доказал родным: быть русским — выгодное дело. Как тут не поверишь: дочки-то — красавицы и умницы, бизнес идет, адреналина — во! Ну почему у Жоржа получается то, что никак не удается русским, — получать от жизни в России удовольствие?!


Решили маме на день рождения подарить сервиз, но не знаете, где можно выгодно приобрести оригинальные и качественный cтоловый сервиз по разумной цене? Посетите интернет-магазин на сайте posuda-i-podarki.ru и прочитав больше информации вы сможете посмотреть каталоги с столовыми сервизами, которые представлены по очень разумным ценам только у нас. Удачной вам покупки!

5
0