Между кладбищем и тюрьмой

№17 (398) от 5 мая 2005 г.

На вологодских улочках в начале ХХ века — тишь да благодать.

«Типичный вологжанин телом тщедушен, характером покладист, к начальству почтителен, умом недалек, но семьянин примерный…»

Так описывались жители нашего города в первом скрупулезном исследовании Вологды, которое относится к 1777 году.

Авторство принадлежит вологодскому помещику Алексею Александровичу Засецкому. По семейной легенде, впервые представитель их славного дворянского рода по имени Николай Засецка приехал в Россию из Италии в 1389 году. Благодаря дотошности его потомка, Алексея, мы знаем, что в древние времена в районе современного города обитали народы, именовавшиеся волоты (в честь тех языческих богов, которым они поклонялись). С годами какие-то буквы из слова «волоты» стерлись в памяти людской, другие естественным образом зазвучали; так родилось певучее и привычное ныне название Вологда.

Город мужчин

Давайте пройдемся по 52 улицам и 41 переулку Вологды XVIII века. Правый берег — это «сторона городовая», а обыватели Заречья считали себя «купеческой стороной». Соединял два берега разводной «плывучий» мост и частные перевозчики на лодках. Население города состояло из 3500 душ мужского пола. Женщин тогда за разумных существ не признавали, и считать их в голову никому не приходило. Тем более, что налогами облагались исключительно представители сильной половины человечества.

По вечному закону жизни, в Вологде рождались малыши, молодые венчались, а старики умирали. Каждое такое событие обязательно регистрировалось в церквях: 45-ти каменных и 5-ти деревянных.

Делу время, потехе — лодку

Вологжане умели развлекаться. Чаще всего катались на лодках и шлюпках по реке Вологде вверх по течению до Спасо-Прилуцкого монастыря или вниз до села Турундаева. Зимой с шутками и прибаутками, раскрасневшись на морозе, запрягали лошадей, садились в сани и гурьбой устремлялись на установившийся лед. Особенную радость доставляли горожанам семинаристы. Казалось бы, серьезное учебное заведение, ан нет! Именно бурсаки устраивали по вечерам театрализованные моралистические представления, а народ вологодский то до слез сопереживал артистам-любителям, то держался за животы от смеха.

На смену праздникам приходили трудовые будни, тогда Вологда торговала. По понедельникам, средам и пятницам наведывались в город крестьяне из уездов со «съестными разными припасами» и дарами леса, привозили сено и дрова, посуду и сало. Наиболее удачливые в делах вологодские купцы добирались с товарами до Камчатки и китайской границы, открывали «конторы и корреспонденцию» в Голландии, Англии, Германии. На заводах в Вологде ткали полотно, красили ткани, выпускали свечи, кожи, канаты. Однажды даже задумали покорить мир хрусталем, собирались делать его на стекольном заводе, но по неизвестным причинам предприятие закрылось.

Конечно, статус безработного в XVIII столетии вам никто бы не дал, кричи — не кричи о своем невыносимом материальном положении на всех углах. Приходилось выкручиваться самостоятельно. Чаще всего манил вологжан Санкт-Петербург. Оставив дома семьи, направлялись туда с мечтой наняться на любые работы. Иные пробовали собственные силы в бурлаках и на соляных промыслах в Архангельске, Перми, Яренске. На худой конец остаток неудавшейся жизни скрашивала на склоне лет одна из пяти богаделен.

Грязевые ванны миллионеров

Вологодский театр и впрямь походил на склад.

Существует предположение, будто бы возводить дома на дне котловины наши предки начали специально, преследуя единственную цель, — надежно спрятать их от глаз неприятеля. В итоге сами же и страдали. Все нечистоты и вода с возвышенностей стекали в центр поселения, отчего в дождливое время улицы более напоминали превосходные грязевые ванны. Горожане по этому поводу отшучивались, заявляя, что отсутствие в городе грязевого курорта объясняется только их инертностью. Окажись здесь американцы, непременно стали бы миллионерами.

В начале XX века один наблюдательный местный житель точно обозначил, с чем граничит Вологда. Итак, на востоке располагалась тюрьма, на западе — кладбище, с южной стороны — вокзал и линии железных дорог, а с северной — ипподром.

Как культура пуд соли съела

В 1912 году в Вологде было аж 7 штук достопримечательностей. Во-первых, фонтан в Александровском саду, сейчас его заменил мемориал «Вечный огонь» на площади Революции. Затем Пушкинский народный дом, известный сейчас как Театр для детей и молодежи. Затем булыжные мостовые и новый мост через реку Вологду. Интересно, что ежегодный его ремонт обходился в три раза дороже исходной стоимости, так уж у нас строят.

К внешнему облику драматического театра удивительно точно подходило выражение «наружность обманчива». Увидевшие вологодский храм искусства впервые неизменно принимали его за склад соли. И, наконец, последняя гордость города Вологды — два инвалида при Домике–музее Петра I. Они охраняли сокровищницу древностей, стены и экспонаты которой помнили визит великого российского реформатора.

4
0