Кто Сталина помянет…

№17 (398) от 5 мая 2005 г.

Каждый раз накануне Дня Победы народ мается вопросом: возводить или не возводить памятник Иосифу Сталину.

Одни говорят, что «с ним мы войну выиграли», следовательно, достоин. Другие: «Кабы не он, так и войны бы не было». Знать, не положено.

На этот раз затейником выступил, как пишут в газетах, «скандально известный скульптор» Зураб Церетели. Он изваял троих лидеров государств-союзников во Второй мировой войне — Рузвельта, Черчилля и Сталина — и стал всем эту скульптурную группу предлагать в подарок. Все города поочередно отказываются. И то дело — кому нужен постоянный очаг напряжения?

Помыкавшись с тремя фигурами, Церетели решил композицию разделить: американца и англичанина оставить, а вместо Сталина — пустое кресло, мол, скоро придет. А самого вождя все равно куда-нибудь хочет пристроить.

Так и представляю: слева нацболы свой митинг проводят, скандируют любимое «Сталин! Берия! Гулаг!». Справа какие-нибудь демократы: «Позор диктатору!». В серединке «Единая Россия»: «Ребята, давайте жить дружно, все равно наверху установку памятника одобрили!». Тут же выросшие из «Идущих вместе» «нашисты» кулаки потирают: «Кто тут против решения партии?»

Может, не надо торопиться с памятником? Если Сталин великая личность и историческая величина — так ничего с ним не случится, полежит в сырой земле, подождет своего воскрешения в бронзе. Если вурдалак, душегуб и воплощение черта — так и сгинет из нашей памяти.

Я понимаю, сейчас тенденция такая — возвращение Красного знамени, советского гимна, сильной руки. А построим памятник — не придется ли ломать через десять лет? Например, в начале пятидесятых в Чехии отца народов решили увековечить в камне. Пока искали место, пока готовили каменоломни, пока воздвигли высоченный памятник, прототип умер. Вскрылось сами знаете что. Приехал в Прагу Хрущев и сказал: «Слишком большой. Слишком поздно». Памятник пришлось сломать.

Я при Сталине не жил. Ни восторга, который показывают в старых фильмах, ни дикого ужаса, как в новых, от тех лет не испытываю. Вот только мой дед, воспитавший семерых детей, работавший в колхозе и раненный под Сталинградом, памятника Сталину почему-то не хочет. Кому, как не деду, мне верить?

2
0