Спасательная операция

№22 (403) от 8 июня 2005 г.

Дима с мамой. О пережитом напоминает лишь шрам на голове ребенка.

За жизнь пятилетнего Димки боролось все Верховажье.

Ольга Рогозина из этого райцентра на собственном опыте убедилась, что даже самая страшная беда может отступить, если не терять надежду и верить в людскую доброту.

«Я все посчитала: даже если продам дом, скотину, все, что в доме, все, что на мне — даже тогда на операцию не хватит, — вспоминает женщина. — Таких денег мне не заработать никогда…»

Жизнь Рогозиных превратилась в долгий кошмар, когда младшему сыну Димке поставили диагноз: «раковая опухоль головного мозга». Чтобы спасти пятилетнего мальчика, жители Верховажья всем миром собирали деньги на поездку Димы и Ольги Сергеевны в Москву.

«Он может умереть»

В ноябре прошлого года разом заболели оба младших сына Рогозиных — шестилетний Сережа и пятилетний Дима. Одного увезли в Вельск с аппендицитом, другого — в Вологду, с болью в ухе. 10 дней Ольга Сергеевна провела в дорогах, разрываясь между этими городами. «Мучительно, страшно оставлять детей в больнице, — вспоминает она. — Места себе не находишь».

Сережа прошел курс лечения и вернулся домой, а в Вологде женщину вызвал к себе врач: у Димки нашли еще одну болезнь… «Раковая опухоль головного мозга, — привычно строгим голосом сказал доктор. — Чтобы вы могли довезти ребенка до Москвы, ему нужна срочная операция — шунтирование. Вопросы есть?»

Какие вопросы… В тот момент оглушенная горем женщина понимала только одно: ее ребенок в любой момент может умереть.

…Димка спал в своей палате, в кроватке у окна. Будто почувствовал, что мама рядом, — открыл глаза, заулыбался… Дрожащими руками Ольга Сергеевна выложила гостинцы, смотрела и слушала, как сын щебечет, выкладывая больничные новости, как отправляет за щеку конфету… «Мам, ты чего? Ты иди, а то на автобус опоздаешь!» — тормошил ее мальчуган.

Она разрыдалась только на улице.

Деньги для Димки

Когда слезы кончились, Ольга Сергеевна стала считать все, что было в доме. Сухо, педантично, не забывая ни одной мелочи из тех, за которые можно хоть сколько-то выручить. Но это были копейки… Значит, нужно просить помощи.

Ее начальница на работе начала звонить знакомым депутатам. Районная газета обратилась к односельчанам. Совершенно незнакомые люди стали предлагать Рогозиным посильную помощь. Деньги для Димки приносили работники детсадов, школ, милиционеры, пожарные, предприниматели, пенсионеры, сотрудники сельских администраций…

Департамент здравоохранения согласился оплатить мальчику операцию в Москве. А когда выяснилось, что в институте им. Бурденко, где его должны были оперировать, маме жить нельзя, нашлись люди, которые дали Ольге московский адрес своих родственников, готовых приютить вологжанку.

«И мне в голову ножиком…»

Тем временем Димке сделали шунтирование. Поначалу, остриженный наголо, с огромными испуганными глазами, он ни за что не хотел отпускать маминой руки и идти в операционную: его пугало, что чужие дяди и тети полезут в его голову с ножиками… Но после операции мальчик быстро пошел на поправку. Выяснилось, что опухоль доброкачественная, и надежды на выздоровление прибавилось.

Однако спокойная подготовка к решающей операции длилась недолго: вскоре шунтирование загноилось, а когда Ольга Сергеевна уже договорилась с институтом им. Бурденко о дате приезда, у Димы случился острый приступ аппендицита… Отъезд срочно отменили, сына увезли в Вельск.

В общей сложности Диме Рогозину сделали четыре операции — одну в Вологде, одну в Вельске и еще две в Москве — сняли шунтирование и удалили опухоль. И он, поначалу немевший перед людьми в белых халатах, настолько привык и освоился в больницах, что перестал рваться домой. Оказалось, что врачи хоть и с ножиками, но добрые: вкусно кормят, ласково разговаривают, а мама все время рядом и привозит гостинцы.

В Москве 6-летний Димка мужественно успокаивал мальчиков и девочек, тоже приехавших к «дядям с ножиками»: «Операция — это совсем не страшно. Ты просто заснешь в одной палате, а проснешься в другой — и все». Этот довод безотказно действовал даже на старших ребят.

Димка был на седьмом небе: кругом дети, все хотят с ним общаться, всем интересно… Таких игрушек, какие были приготовлены для больных в Москве, у себя в деревне Наумиха он никогда не видел.

«Мама, не плачь!»

Дима перестал бояться «людей с ножиками».

Как оказалось, о том, где она будет жить, Ольга Рогозина волновалась напрасно: в клинике было предусмотрено и место для одного из родителей. И даже когда Димин отец Андрей Васильевич приехал навестить ребенка, его тоже приютили на диванчике в больничном холле. Конечно, правила это запрещают, но как можно прогнать отца от больного сына? Только танками.

«В больнице вместе с детьми лежат не только мамы, — делится впечатлениями Ольга Сергеевна. — Там на раскладушках можно было увидеть и пап, и бабушек, и даже одного дедушку. Но если мамы всегда возле детей, то отцы занимались добычей пропитания и лекарств. Знаете, как самочка сидит на яйцах, а самец о ней заботится…»

Когда храбрый Димка «проснулся в другой палате», у него от гормональных уколов начался зверский голод. И мальчик-привереда, которого раньше было невозможно накормить, стал, по выражению мамы, «молотить все подряд». И тут очень пригодились средства, которые собрали для Рогозиных жители Верховажья: если бы не они, Ольга Сергеевна не представляет себе, как нашла бы деньги на «подкорм» Димки и на свое пребывание в Москве.

…«Я радуюсь, видя, что мой ребенок сегодня жизнерадостный, смеется, читает стихи, рассуждает, — пишет Ольга Рогозина в письме благодарности всем своим землякам, не оставившим ее в беде. — Я ценю каждый миг…»

В июле Рогозины снова поедут в столицу — на послеоперационное обследование. Они еще сами не знают, успешно ли прошло удаление опухоли. Но надеются на лучшее.


Собираетесь покупать видеокарту? Предлагаем вам зайти на сайт www.u-sm.ru и прочитать обзор про Gigabyte GeForce gtx 460, который вас очень заинтересует. Читайте больше информации и вы не пожалеете!

3
0