Пенсионная реформа: победа за инфляцией

№23 (404) от 15 июня 2005 г.

Обеспеченная старость станет результатом правильного выбора пенсионного фонда.

Впервые у нас появилась возможность сравнить, как управляющие компании распорядились вверенными им пенсионными накоплениями.

Пенсионная реформа началась в 2002 году, когда работодатели стали перечислять Пенсионному фонду России (ПФР) 2­6% от зарплаты сотрудников, родившихся после 1967 года.

Эти деньги инвестируются в ценные бумаги, а при достижении работниками пенсионного возраста выплачиваются им вместе с базовой и страховой частями пенсии.

Обманчивые цифры

На первом этапе размещением средств занимался сам ПФР — и поначалу показал феноменальный результат: благодаря росту цен на гос-облигации за полтора года он заработал для будущих пенсионеров более 40%.

Правда, некоторые представители частных пенсионных фондов скептически относятся к этой цифре. «40% доходности государственных вложений — миф, — считают в вологодском представительстве НПФ «Пенсионный капитал». — Эта цифра получилась при переоценке гос-обязательств по рыночной стоимости. Если раньше считали гособлигации по номинальной стоимости, то в прошлом году их пересчитали по рыночной».

Директор филиала НПФ «СтальФонд» в Вологде Андрей Шарапов подтверждает это мнение: «Гособлигации дают максимум 6-7% прибыли».

Большинство россиян пассивно отнеслись к пенсионной реформе и оставили свои пенсионные деньги государству (из почти 100 млрд. руб., собранных ПФР за 2002-2003 гг., частным компаниям досталось менее 4%). Внешэкономбанк сумел заработать только 3,6% годовых. А по официальным данным, инфляция в 2004 году составила 11,7%. То есть, пенсионные отчисления граждан обесценились ровно на 8%.

Правда, есть одно «но». Пенсионный фонд России разместил пенсионные деньги не только во Внешэкономбанк, но и в другие управляющие компании. «Мы не знаем, в какие УК, кроме ВЭБ, государство разместило пенсионные отчисления граждан. Поэтому итоговый процент, который мы увидим в наших «письмах счастья», может как превышать, так и быть ниже указанной ВЭБ доходности в 3,6%», — заявили нам в вологодском представительстве НПФ «Пенсионный капитал».

В 2003 году к управлению пенсионными накоплениями были допущены частные компании. Но и им, судя по рейтингу, составленному агентством АК&М, не удалось обогнать инфляцию. Шесть из 55 управляющих компаний и вовсе показали отрицательную доходность, и лишь одна заработала своим «пенсионным» клиентам более 10%. Негосударственные пенсионные фонды на фоне УК выглядят получше: 15,2% у «СтальФонда» за прошедший год, 18% у «Пенсионного капитала».

У «частников» связаны руки

Тем не менее первые результаты подтвердили опасения многих — пенсии в негосударственной компании подвержены риску. Правда, это не касается негосударственных пенсионных фондов. Если вы перевели ваши деньги в УК, и она несет убытки, то и вы несете убытки. НПФ, в отличие от УК, гарантируют определенный процент и обязаны его покрыть. Если вы перевели деньги в НПФ, вы получите не менее оговоренной суммы доходности (например, 4% в «СтальФонде», 6% в «Пенсионном капитале»).

Почему «частные» пенсионные игроки не смогли показать высокую доходность? Вспомним, деньги в частные УК из ПФР пришли не в начале года, а только к апрелю. То есть, если у ВЭБа это годовая доходность, то УК инвестировали всего три квартала, причем самые неблагоприятные. Действительно, отечественный рынок акций вырос за 2004 год всего на 8,3%, причем, если в первом квартале рост составил почти 30%, то в апреле — как раз когда деньги пришли к управляющим — начался обвал. За три квартала рынок рухнул более чем на 19%. Причем государство, по сути, само спровоцировало это падение делом «ЮКОСа».

Во-вторых, у «частников» связаны руки. Требования к пенсионному портфелю составлены так, что вкладывать деньги просто некуда. Инвестировать можно было в 12 эмитентов (акции или облигации какого-либо предприятия). А доля одного эмитента в портфеле не должна превышать 5%. В акции всего можно вложить не больше 40%. А на облигациях «отбить» инфляцию нельзя.

Почему государство так жестко ограничило частные фонды и компании? По мнению директора филиала НПФ «СтальФонд» Андрея Шарапова, то, что государство не дает возможности НПФ вкладывать пенсионные отчисления, куда им вздумается, по сути, правильно. Пенсионные деньги можно было бы вложить в высокодоходные бумаги, но и риск потерять их был бы тоже велик.

С прицелом на будущее

Представители НПФ считают, что будущее — за частными пенсионными фондами.

«Это показывает мировая практика, — уверяет Шарапов. — В развитых странах государственные пенсии граждан составляют лишь 20-30% от пенсионного обеспечения, а большую часть составляют вложения в НПФ и другие объекты инвестирования. Мы в России все еще надеемся на доброе государство, которое в старости нас обеспечит».

В этом году нас снова ждет выбор: кому довериться — государству или неправительственным фондам. Но государству, похоже, выгодно спустить эту реформу на тормозах. «Информирование населения пока идет крайне слабо, — говорили нам в частных фондах. — Поэтому большинство граждан знают о нас очень мало и считают чем-то вроде пирамид. Хотя именно в частных пенсионных фондах эти деньги реально работают на экономику страны».

Кроме того, крайне слабая нормативная база тоже вставляет палки в колеса пенсионной машины. «В прошлом году были случаи, когда граждане просто не могли перевести свои пенсионные накопления в НПФ, потому что в пенсионном фонде России не было соответствующих инструкций», — рассказали представители НПФ «Пенсионный капитал».

Пока народные деньги остаются в руках ПФР, они всегда доступны для латания «дыр» в бюджете страны. А в это время миллионы будущих пенсионеров теряют свои накопления на старость.


Хотите узнать, где можно выгодно приобрести качественный и надёжный камень для облицовки фасада, который вам срочно необходим? Предлагаем вам зайти на сайт www.trigliff.ru и прочитав больше информации вы увидите, что именно у нас вы сможете заказать то, что вам нужно по невероятно низким ценам. Удачной вам покупки!

3
0