Максим Никулин: «Цирк – самое честное искусство»

№29 (410) от 27 июля 2005 г.

Максим Никулин считает, что есть планка, которую «мы сами себе подняли и не имеем права опускаться ниже».

Этот человек знаменит не только своим легендарным отцом. Благодаря одному маленькому эпизоду он навсегда вошел в историю россий­ского кинематографа.

Мало кто знает, что вместе с Юрием Владимировичем в фильме «Бриллиантовая рука» снимался и его 10-летний сын. Ребенку досталась поистине звездная роль. Роль Мальчика, шагающего по воде.

Позже Юрий Никулин не без смеха вспоминал: «Максим с энтузиазмом согласился сниматься, но когда его по 20 раз заставляли репетировать одно и то же, а потом начались дубли, в которых Андрей Миронов бил его ногой и сбрасывал в воду, стал роптать. Время от времени он подходил ко мне и тихо спрашивал: «Папа, скоро они кончат?» «Они» — это оператор и режиссер. У оператора Максим все время «вываливался» из кадра, а Гайдай предъявлял к нему претензии, как к актеру.

Например, когда Миронов только замахивался ногой, Максим уже падал в воду, получалось неестественно, чувствовалось, что он ждет удара. После того, как испортили 7 дублей, Гайдай громко сказал: «Все! В следующем дубле Миронов не будет бить Максима, а просто пройдет мимо». А Миронову шепнул: «Бей, как раньше, и посильнее». Успокоенный Максим, не ожидая удара, нагнулся с удочкой и внезапно для себя получил пинок. Он упал в воду и, почти плача, закричал: «Что же вы, дядя Андрей!» Эпизод был снят…»

Это его первая и единственная роль в кино. Несмотря на гены, Максим Никулин выбрал другую творческую профессию — журналиста. Но судьба вернула его в искусство. В середине 90-х — еще при жизни Юрия Владимировича — он пришел в цирк на Цветном бульваре. Там и остался.

Чем удивить зрителя?

Цирк на Цветном бульваре — это любовь на всю жизнь.

20 июля генеральный директор и художественный руководитель Московского цирка Никулина на Цветном бульваре Максим Никулин встретился с главой города Алексеем Якуничевым и вологодскими журналистами. От имени дирекции цирка он вручил вологодскому мэру «диплом признательности» — знак благодарности за поддержку циркового искусства, который придумал и учредил его знаменитый отец.

— Максим Юрьевич, вы приезжаете к нам на гастроли уже в третий раз и неплохо знаете наш город. Как вы считаете, а может ли в Вологде появиться собственный цирк?

— Цирк — вещь дорогая, и для такого небольшого города, как ваш, в общем-то, и не такая уж необходимая. Речь в вашем случае должна идти о хорошей площадке, где можно было бы комфортно поставить цирк-шапито.

Сегодня мы работаем не с городами, а с людьми, которые этим городами руководят. Поэтому за четыре года работы цирка-передвижки могу сказать, что есть города, куда мы больше не приедем…

— И что это за города?

— Я не буду их называть. Зачем? Люди, которые там стоят у власти, не вечны, придут другие, и мы попробуем работать с ними. Почему мы третий раз приезжаем в Вологду??? Да потому, что нам здесь комфортно. Потому, что вологжане любят цирк. А когда есть интерес, когда есть гостеприимство — это всегда приятно.

Тем более что нам есть чем удивить зрителя. Цирк-шапито, который мы привезли в Вологду, рассчитан на 2 тысячи зрителей. Он такой же, как и стационар на Цветном бульваре. Кстати, сегодня по оснащенности, учитывая компьютерный свет и стереозвук, — это лучший комплекс в России. У нас есть имя, есть планка, которую мы сами себе подняли, и мы не имеем права опускаться ниже.

Фейерверк зрелищ

— Максим Юрьевич, какой программой собираетесь удивить вологжан?

— В ней есть несколько номеров, которые зритель уже видел. Но мы осознанно пошли на этот риск и включили в программу и клоуна Владимира Дерябкина, и гимнастку Яну Алиеву, которую, кстати, в своем коллективе мы в шутку называем «секс-символом»… Мы сделали это специально, чтобы в программе был элемент узнаваемости, чтобы публика снова встретилась с теми звездами, которых она полюбила.

Все остальное — это новинка. Программа построена по древнему, как цирковой мир, принципу дивертисмента. Режиссер Алексей Шелякин постарался спрограммировать номера так, чтобы смотреть было интересно всем: и детям, и взрослым. Папам, например… Женщины у нас потрясающе красивые! И костюмы хорошие.

— Опасно, знаете ли, для семейного спокойствия…

— Ну что вы, это же цирк! Это — фейерверк, это — праздник! И людям, живущим далеко от Москвы, мы хотим показать, что в цирк можно и нужно ходить не только в столице. Мы привозим в регионы цирковую элиту, звезд, которых не стыдно показывать во всем мире.

«Я за пять лет язык обломал рассказывать о наших победах…»

— Олег Попов, Леонид Енгибаров, Юрий Никулин, Карандаш — это, действительно, были звезды. Достаточно было назвать любое из имен — и каждый ребенок понимал, о ком идет речь. А что сегодня?

— Это больной вопрос. Раньше были и Кио, и Запашные, и огромное количество других имен, потому что эти имена делали на уровне государства. Была специальная организация — Бюро пропаганды циркового искусства, которая занималась штамповкой звезд, точнее, тем, что сегодня называется модным словом «пиар».

Про артистов снимались фильмы — «Карандаш на льду», «Укротительница тигров», «Полосатый рейс». То есть звезд создавали, поскольку это тоже укрепляло славу государства. Мы декларировали, что «наш цирк — лучший в мире», и этим же доказывали преимущество социалистической системы. Сегодня государству это не нужно.

Сейчас фактически идет речь о выживании, хотя наш цирк — и по технике и по качеству — по-прежнему остается если не лучшим, то одним из лучших в мире.

— А рейтинги цирковые существуют?

— Для нас рейтинги — это фестивали. Их много, но главных два. В Париже проходит фестиваль «Цирк завтрашнего дня» (для молодых артистов, не начинающих, а именно молодых) и в Монте-Карло. Этот фестиваль уже для супер-профессионалов. И не было года, чтобы мы уезжали без медалей.

— Вы рассказываете про свои победы?

— Конечно. Я за пять лет уже язык обломал об этом рассказывать. И прессе, в правительстве Москвы, и в Министерстве культуры на коллегии. И все говорят: «Да-да-да! Конечно, это надо! Конечно, это интересно!» Но на этом все и заканчивается…

Почему вся страна знает, сколько медалей привезла команда по синхронному плаванию? Или женская сборная по биатлону? Почему это показывают по ТВ? Почему эта информация на первых полосах газет? И почему, когда мы приезжаем с золотой медалью из Монте-Карло, это ни-кому не нужно?

А вы поймите, что для артиста цирка выступить и победить в Монте-Карло гораздо важнее, чем спортсмену принять участие в Олимпийских играх. Важнее по одной простой причине: спортсмен может выступить несколько раз, если возраст позволяет. А в Монте-Карло приглашают только один раз в жизни. И в Париж тоже. И второго раза уже не будет. А золото в Монте-Карло сродни званию чемпиона мира. Но это не интересует никого.

Вот, например, Михаил Швыдкой, при всем моем к нему уважении, как-то сказал с высокой трибуны: «Цирк и другие низовые жанры…» Вот вам и отношение государства. Хотя более массового и демократичного искусства в мире нет.

Из досье «Премьера»

Максим Никулин, сын знаменитого Юрия Никулина, — генеральный директор и художественный руководитель Московского цирка на Цветном бульваре. Автор и ведущий телевизионной программы «Мой цирк». Родился в Москве 15 ноября 1956 года. В 1972 году поступил на факультет журналистики МГУ. В 1974 году начал работать корреспондентом газеты «Московский комсомолец». С 1976 года работал в Гостелерадио СССР. С 1994 года — директор­распорядитель Московского цирка на Цветном бульваре, а с 1997 года — генеральный директор и художественный руководитель.


Вас приветствует интернет магазин керамической плитки! Красивая, стильная, качественная плитка настенная, керамическая плитка для ванной, для кухни, мозаика, клинкер и многое другое! Все подробности на сайте spb.piranesi.ru специально для вас!

4
0