Тюремные университеты

№38 (419) от 29 сентября 2005 г.

Вот так будут учиться студенты­-заключенные.

Осужденные колонии строгого режима могут брать уроки у знаменитого адвоката Генриха Падвы.

Впервые в практике вологодской системы исполнения наказаний убийцы и грабители получили возможность учиться в вузе.

В колонии строгого режима ОЕ 256/17 под Шексной Современная гуманитарная академия (СГА) открыла свой филиал, преподавать в котором будут лучшие московские профессора и академики.

Особая зона

Мысль открыть вуз в колонии строгого режима давно созрела в голове заместителя начальника колонии по воспитательной работе Михаила Дечкина. Эту идею полковник Дечкин вынашивал не первый год, но все как-то не получалось. Вот ПТУ на базе колонии создали, храм построили, настоящий спортзал с «серьезным железом» оборудовали, бильярдные, крытые зеленым сукном, поставили, даже профилакторий, где есть кафе и парк с диковинными цветами и фонарями, каких ни в одной другой колонии нет, открыли. Руководство 17-й зоны сделало из своего учреждения строгого режима уникальную колонию, подобных которой нет в России. Но Михаил Дечкин продолжал мечтать об университете.

Его мечте суждено было сбыться минувшим летом. В Шексне открылся филиал одного из московских вузов, имевших огромный опыт дистанционного преподавания. В настоящее время его филиалы открыты уже в 30 режимных учреждениях — первой стала колония в Ульяновске, и к лету будущего года там ожидается первый выпуск команды менеджеров (!). Руководство колонии заключило договор и принялось внедрять на зоне новые технологии.

Пять лет менеджмента

Весь учебный процесс строится на основе информационно-спутникой телекоммуникационной образовательной технологии. Спутник на орбите передает два учебных канала. Спутниковую антенну, телевизор, компьютеры, столы и учебную литературу вуз поставил колонии за свой счет, затратив на все около 100 тысяч рублей. Руководству колонии оставалось только найти помещение и отремонтировать его. Энтузиастов-умельцев среди осужденных нашлось немало, и в рекордно короткие сроки они и класс отремонтировали «под евро», и сеть проложили, и антенну сами установили.

Дмитрий Сергеев, отбывающий наказание за грабеж и убийство, провел в зоне уже пять лет из шестнадцати, которые определил ему суд. До того как он с подельниками ворвался в квартиру и убил ее хозяина, Дима был студентом Санкт-Петербургского государственного института аэрокосмического приборостроения. Гений электроники нашел применение своему незаурядному таланту в Шекснинской колонии: практически все работы по установке сложной техники Дмитрий делал сам. Он в числе первых вызвался быть студентом и вместе с 9-ю товарищами успешно сдал вступительный тест по русскому языку.

Именно менеджмент выбран в качестве основного предмета, который будут изучать будущие студенты. В числе профилирующих предметов теория государства и права, социология управления, психология, конституционное право. Лекции, которые передает один из спутниковых телеканалов, читают ведущие московские профессора и юристы. Например, юриспрунденцию преподает Генрих Падва.

Кроме видеолекций студенты будут слушать и аудиолекции, и работать на компьютерах, читать учебную литературу, а в конце семестра сдавать сессии, которые принимают преподаватели, приезжающие из столицы. Принимают строго, так что никаких «дипломов в кредит» получить не удастся.

От звонка до звонка

Разумеется, обучение платное — около 8 тысяч рублей за семестр, но у студентов остались «на воле» папы и мамы, которые очень рады, что их непутевым сыновьям предоставлена такая возможность.

Родители череповчанина Дмитрия Лебедева, который получил 14 лет за убийство, сами приезжали к руководству колонии и просили, чтобы их сын обязательно учился. Диме, по его же словам, вступительный тест по русскому языку из 25 вопросов дался с трудом. Однако необходимые 17 баллов Лебедев набрал, попал в число будущих студентов и теперь собирается учиться только на «отлично». Дима надеется, что срок ему «скостят» по условно-досрочному освобождению, но и тогда он не бросит учебу.

Занятия в этом удивительном «высшем учреждении строгого режима» начнутся с 1 октября, на время сессии студентов определят в профилакторий, чтобы колонистские будни не отвлекали их от учебного процесса. Все дипломы, полученные заключенными, будут государственного образца с московскими печатями, так что где студент получал специальность, для будущих работодателей останется большой тайной.

Администрация колонии уверена, что в будущем студентов станет гораздо больше. Возможно, что вместе с осужденными получать высшее образование будут и некоторые работники колонии.

А полковник Дечкин и на этом останавливаться не собирается: «Вот бы еще и курсы по подготовке профессиональных пользователей компьютеров открыть, и еще…», — мечтами замначальника по воспитательной работе уносится далеко в будущее, в котором видит своих бывших подопечных полноценными членами социума.

«Человека дубинкой и палкой ничему не научишь, — с удовольствием оглядывает Михаил Дечкин свое хозяйство, на которое положил тридцать лет жизни. — Пусть будет профилакторий и цветы, вокально-инструментальный ансамбль и олимпиады. Пусть за решеткой будут школы и академии. Иначе они снова вернутся обратно — в тюрьму».

3
0