Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

В постели с врагом

№48 (429) от 7 декабря 2005 г.

Любовь Копосова и Дмитрий Чиликов всегда готовы прийти на помощь отчаявшейся женщине.

Специалисты по защите женщин от насилия уверены, что наши женщины готовы мстить мужу, только если у него есть любовница

Сергей — офицер. Летом 2005 года во время выяснения отношений он сломал своей жене Татьяне челюсть. В отношении супруга возбудили уголовное дело. Когда вологжанка осознала, что после приговора ее мужа уволят, а семью выгонят из служебной квартиры, она заговорила по­другому. В ее новой версии челюсть она сломала сама — упав там, где до этого «по­булгаковски» разлила масло.

На пепелище

Как говорит руководитель Вологодского кризисного центра семьи Любовь Копосова, вологжанки готовы терпеть насилие над собой: даже если они пишут заявления в милицию об избиении, то на суде они всегда стараются примириться с супругом.

С Любовью Алексеевной согласен адвокат Центра Дмитрий Чиликов: «Женщины приходят ко мне, когда уже вместо семьи — пепелище. А так, по моему опыту, женщины стараются примириться с действительностью, убеждая себя — хоть плохонький, да мой. Разозлить вологжанок можно лишь наличием соперницы».

Вологодский кризисный центр для женщин работает в Вологде уже 4 года. Работает по месту жительства руководителя Любови Копосовой. В четырехкомнатной квартире на Новгородской, 29А есть отдельная комнатка, в которой часто ночуют женщины. Другого помещения у Центра нет — общества, раздающие гранты на борьбу с насилием, выдают 800­1000 рублей на Интернет, и все.

Впрочем, на октябрьской конференции «Государство и общественность против насилия в семье» прозвучало, что Вологодское правительство готово предоставлять жертвам насилия несколько коек. «То ли в общежитии, то ли в однокомнатной квартире, — рассказывает Копосова. — И почему­то в Кадникове. Кто туда поедет?»

Интимный вопрос

По словам Копосовой, ее муж Николай уже привык к тому, что в их доме часто появляются заплаканные и избитые женщины. «Что поделаешь, если мне нравится работать с людьми», — замечает Любовь Алексеевна, которая с 80­х годов занимается общественной работой.

По ее воспоминаниям, в те времена справиться с насильниками было гораздо проще: «Мы работали в паре с участковым. И законы были на стороне жертв — насильников можно было посадить на 15 суток, а там уже муж сам делал выбор, что ему делать». Правда, жизнь, по словам Копосовой, часто подтверждала статистику: насильники охотно повторяли свой «подвиг» и кидались на женщин. При этом семьи — абсолютно разные — от драк представителей рабочих профессий до склок врачей и педагогов. «Очень часто мне хотелось сказать женщинам: ну что ж вы дуры­то такие! — говорит Любовь Алексеевна. — Но я осекала себя. Они должны принимать решения, а не я за них. Поэтому они выговаривались у меня. Хотя очень многие приходили просто для того чтобы перевести дух. Все­таки семейное насилие — глубоко интимная вещь».

С удивлением Копосова замечала, что против насильников с большей охотой восстают не их жены, а дети: «Я помню случай, когда женщина терпела побои. А когда подросла старшая дочка — у них их было три — и мужчина поднял на нее руку, девушка не сомневаясь посадила отца на 15 суток. Он вышел и спустя год снова попытался ударить другую дочь. И он снова угодил на 15 суток. В итоге, когда он вышел, сказал своей семье, что больше он с ними жить не хочет».

Сама виновата

По мнению специалистов, судебная система Вологодской области по­прежнему воспринимает семейное насилие по принципу «муж и жена — одна сатана». Эта позиция проявляется в судебных решениях, которые выносятся судьями. Кстати, судьями­женщинами.

Дмитрия Чиликова поразило одно из них. Муж затеял драку, жена защищалась. В результате суд постановил, что виноваты оба, и присудил сторонам обменяться штрафом в три тысячи рублей. «До этого Валентина уже дважды судилась с этим человеком, — говорит Чиликов. — Первый раз после его побоев ей удалили селезенку. Суд оценил эту потерю только в 16 тысяч рублей! Когда женщина­врач развелась с мужем, ей пришлось жить с ним в одной квартире. После этого она два раза подавала на него в суд. Во второй эта история с тремя тысячами и случилась».

По словам Дмитрия Борисовича, когда об этом «позорном решении» узнали представители американской системы борьбы с насилием, прибывшие на конференцию, они пришли в ужас.

Противостояние

Руководитель Центра и адвокат Дмитрий Чиликов гордятся историей вологжанки Елены, которая сумела противостоять мужу­насильнику. Она вышла замуж за вертолетчика Ивана, родила ему двойню. Иван впервые ударил ее, когда детям было семь месяцев. Он потерял работу, потому что предприятие закрылось. Иван пил, часто выходил из себя, а потом у него появилась другая. Лена терпела. Когда она вышла на работу, избиения стали более частыми. Он бил ее при детях, почти каждый день. 8 раз Лена обращалась в «скорую помощь».

Когда детям было по 2 с половиной года, Лена поняла, что пора что­то делать. Она обратилась в Центр. И стала судиться с мужем — переехала с детьми в общежитие медиков. За полтора года она участвовала в 47 судебных слушаниях как уголовных, так и гражданских дел. Муж подарил общую квартиру отцу, чтобы жена не могла ее получить. Отказывался возвращать детские игрушки, кроватки и одежду. Когда Ивану стал грозить срок за избиения жены, он согласился подарить жене и детям однокомнатную квартиру.

Сейчас Лена ее продала и купила по ипотеке четырехкомнатную квартиру. Сейчас у вологжанки много расходов, ей приходится работать на 3 работах. Сын Елены стал очень агрессивным и состоит на учете у психиатра. Дочь одолели страхи. Несмотря на то, что Иван не общается с детьми, Лене кажется, что она поступила правильно. Она уверена, что рано или поздно дети забудут кошмары прошлого.


Качественная разработка сайтов – дело для настоящих профессионалов! разработка сайтов в Казахстане только на нашем сайте artenova.kz специально для Вас! Разработка дизайна, верстка, техническое обслуживание и другое!

6
0