Лошадиная работа

№49 (430) от 13 декабря 2005 г.

Упряжь, сделанную Сергеем Романовым, примеряли на русского тяжеловеса по кличке Репортер в крестьянско­-фермерском хозяйстве «Фаворит». Наш тезка по названию профессии остался доволен.

Вологжанин Сергей Романов почти модельер: он шьет наряды из кожи, стекляруса и бубенцов. Шьет не для людей, а для лошадей.

Сергей возрождает позабытое мастерство изготовления кожаной конской упряжи — он шорник. По его словам, для него это не хобби, не увлечение, а именно «дело». 50­летний Сергей занимается изготовлением упряжи, в основном парадно­выездной, украшенной стеклярусом, бубенчиками, кистями. Сергей из тех русских, что не только любят быструю езду, но знают, как должна выглядеть настоящая «птица­тройка».

Первые лошади

Мальчиком Сергей Романов каждое лето отдыхал в архангельской деревеньке. Там была конюшня, и деревенские ребятишки ухаживали за лошадями, катались и даже объезжали их. «У пацанов координация движений совсем не такая, как у взрослых мужиков. Они быстрее, ловчее, поэтому нам и поручали объезжать. Кстати, серьезных травм ни разу не было», — вспоминает Сергей.

Тогда ему нравились все без исключения лошади, но особенно запомнился конь по кличке Марсик. Марсика праздничной упряжью не баловали. Он был такой же работяга, как и все остальные лошади в деревне: на них пахали, сенокосили, перевозили тяжести, поэтому и упряжь использовали самую простую, без украшений. Причем и эту берегли — жили тогда все небогато.

При Никите Хрущеве колхозникам велели избавляться от копытных помощников и переходить на стальных. Лошадей массово свозили на мясокомбинаты. Сергею их жаль до сих пор. Тогда загубили не только племенных лошадей. Исчезло и шорное мастерство. «Смотрел как­то эпизод по телевизору про конную роту Президента, рассказывали: чтобы к 9 мая выпустить лошадей на Красную площадь, упряжь пришлось в Германии заказывать. Вот до чего дожили», — рассказывает Сергей.

Мастер жалеет, что во времена его детства в Вологде не было секций, где он мог бы заняться конным спортом. Став взрослым, Сергей Романов сменил несколько профессий — от сварщика до плотника. Но страсть к лошадям не проходила. Кем бы он ни работал, он всегда находил возможность побывать на ипподроме, на конном заводе или просто в деревне, чтобы если не покататься, так хотя бы полюбоваться на благородных животных.

Лошадиный «модельер»

Всерьез шорным делом Сергей занялся в последние несколько лет. Мастер считает, что сейчас увеличилось число вологжан, держащих коней прямо в городе или в его ближайших окрестностях, поэтому его ремесло востребовано. «Лошадей в Вологде заводят в основном любители верховой езды, и их немало. Почему­то у нас в городе часто женщины этим увлекаются — хорошие такие девахи, ловкие», — поясняет шорник. Эти люди обращаются к Сергею, когда хотят особенно празднично «одеть» своих любимцев.

Мастер шьет упряжь точно по лошади. Использует только натуральную кожу. Сначала приезжает и измеряет животное, потом, как и при пошиве костюма на человека, проводит примерки, чтобы животному ни один из ремней упряжи не жал, не натирал, но и не был велик. «Лошади все разные», — поясняет Сергей и в доказательство своих слов показывает две подковы: одна размером с ладонь, другая — с голову младенца. Подковы Сергей кует сам. Хоть это и за пределами компетенции шорника, мастер освоил и кузнечное ремесло тоже. Он может и подковать лошадь, вот только специального станка, в который загоняют животное, у него нет. По словам Сергея, лошади различаются по характеру. Так, одни спокойно дают померить на себя упряжь, а других приходится удерживать нескольким человекам сразу.

«Лошади воспитывают характер, — уверен мастер. — Особенно полезно с ними возиться для пацанов. Смотрю на нынешних — кто наркоман, кто алкоголик. Когда с лошадьми занимаешься — не до этого, на жизнь смотришь совсем по­другому. Не зря лошади даже и болезни лечат: ипотерапия сейчас популярность набирает. Люди стали понимать, что лошади все равно нужны в современном мире».

У Сергея Романова три дочери, младшей из них — Анне — всего три года. В будущем Сергей планирует купить лошадь для своей семьи — для себя и своих девочек. У него нет любимой породы, и на вопрос, какого коня он для себя бы выбрал, Сергей шутит: «Такого, чтоб меня выдержал: человек я тяжелый».

3
0