Дочки-­матери

№49 (430) от 13 декабря 2005 г.

Версии врачей и семьи по поводу произошедшего сильно расходятся.

Врачи убеждены, что четырнадцатилетняя девочка, родив ребенка, довела его до смерти. Семья юной мамы доказывает, что это не так.

До июля этого года 14-­летняя Светлана Богданова и не подозревала, что беременна. Правда открылась, когда мать повела ее к врачу. Диагноз стал сюрпризом для обеих: «Беременность 6 месяцев. Протекает нормально».

Об отце своего ребенка Светлана ничего не знает. Так получилось, что ранней весной отличница, благополучная девочка, послушная «мамина дочка» Света Богданова гуляла во дворе и познакомилась с симпатичным веселым парнем. Ребята отправились в гости к Светлане в большую четырехкомнатную квартиру и… там все и случилось. Родителям Света ничего не сказала, испугалась.

«Пусть рожает»

Никаких «страшных последствий», о которых девочка, конечно, слышала, не последовало. Физиологические женские процессы шли своим чередом, и Светлана даже не подозревала, что в ее чреве растет ребенок. К тому же девочка она крепкая, нормального телосложения и никакого живота не замечали не только окружающие, но даже она сама!

«У дочки были перепады давления. Иногда оно падало, но с беременностью мы это не связывали. А в конце лета мы с ней отправились к врачу…», — этот визит мама Светы Нина Борисовна запомнит надолго.

Срок у 14­-летней девочки был 6 месяцев. Ни один гинеколог не взялся бы делать девочке аборт. Света была на грани нервного срыва. Она целыми днями плакала, замкнулась в себе, и мать, уходя на работу, боялась оставлять дочь одну в огромной квартире.

На семейном совете постановили: раз так случилось — значит, пусть дочь рожает. Отцу и матери и в голову не пришло обвинять свою любимую девочку в случившемся. Все оставшиеся до родов дни рядом со Светланой были мать, отец и брат, только что вернувшийся из армии. Поддерживали, утешали и… ждали. Родители сделали все, чтобы оградить дочь от осуждения со стороны сверстников, поэтому Светлана перешла в другую школу — бывшую «школу рабочей молодежи» номер 1 на улице Орлова.

Там Света совсем не чувствовала себя «не такой как все», никто не показывал на нее пальцем, а учителя были очень довольны способной и прилежной ученицей. Отличницей.

«Света — хорошая девочка»

Галина Гамичева, заместитель директора школы № 20, где Светлана училась до этого, знает о ситуации с конца 1­-й четверти. Именно тогда мама девочки пришла в школу с заявлением о переводе дочери в вечернюю школу № 1. «У меня у самой дочка десятиклассница, — говорит Галина Валерьевна. — Я была потрясена рассказом мамы, что причина перевода — беременность Светланы».

Галина Гамичева говорит, что информацию постарались удержать и не доносить до одноклассников. «Света — очень хорошая девочка. Так что для нас это было шоком», — рассказывает Галина Валерьевна.

Как только Светлана Богданова встала на учет во 2­й женской консультации, весть о беременности несовершеннолетней девятикласницы дошла до управления образования и до сотрудников отдела по делам несовершеннолетних второго отдела милиции. Инспектор Наталья Сасаева пришла знакомиться с новой подопечной в ноябре:

«Хорошая девочка и семья замечательная, никогда не попадавшая в поле зрения милиции, — рассказала о своем визите Наталья Михайловна. — Я спросила Светлану об отце, но она ничего о нем не знала. А мать девочки отказалась писать заявление. Сказала, что они не хотят никого привлекать к ответственности»

Нина Борисовна и здесь в первую очередь думала о дочери: в ее состоянии вызовы в милицию, следствие и подробный рассказ о том, «как все было», привели бы к новому нервному срыву.

«Кирюшка умер»

Роды начались за день до срока, обозначенного врачом, 2 декабря около 6 часов утра.

«Она пришла ко мне на рассвете, — рассказала мать Светы, — пришла и сказала: «Мам, кажется, я рожаю!». Мы уложили Свету на кровать и вызвали «скорую».

Маленький Кирилл Богданов (Светлана уже придумала ребенку имя) родился, по словам молодой мамы, через полчаса, а «скорая» приехала, когда все уже закончилось.

«Мы завернули ребенка в одеяло, а потом врачи перепеленали его в пеленки, которые привезли с собой, и увезли и Светлану и малыша в роддом», — вспоминает то декабрьское утро Нина Борисовна.

Новоиспеченная бабушка отправилась проведать дочь в тот же день. Светлана чувствовала себя хорошо, но новорожденного к матери почему­то не принесли.

«На следующий день мне объявили, что он умер! — заливается слезами четырнадцатилетняя мама. — Умер! Так и сказали. Громко — на всю палату! Кирюшка умер».

Светлана провела в роддоме неделю, а потом выписалась домой. Забирать труп ребенка и хоронить его она отказалась, а Нина Борисовна, видимо, и здесь думая в первую очередь о тяжелой психологической травме, которую в очередной раз перенесла ее дочь, поддержала: «Зачем? Он не жил совсем… Нет, мы не станем его хоронить».

«Он нам не нужен!»

Медики «Скорой помощи» удивлены тем, что семья Богдановых говорит совершенно противоположное тому, что услышала бригада на вызове. «Бабушка и мать ребенка недвусмысленно дали понять нашим медикам, что мальчик им не нужен», — рассказывает зам. главврача «Скорой помощи» Татьяна Разова. Все данные о вызове «Скорой помощи» медики запротоколировали — поступивший вызов был записан на пленку.

Медиков вызвал мужчина в 6.07 утра и сообщил, что у него рожает дочь. Когда врачи спросили, какой срок беременности, в ответ услышали — «6 месяцев». По словам Татьяны Георгиевны, информация была передана дежурившей бригаде. Судя по документам, уже в 6.15 медики были на месте. В журнале написано, что малыш был обнаружен синим. Кричащему младенцу обработали пуповину, в глаза закапали капли. Девушка была в удовлетворительном состоянии.

«По словам матери, она родила ребенка буквально 6­7 минут назад. Но это сомнительно — потому что послед уже был, и ребенок был слишком переохлажден», — считает Татьяна Разова. Уже в 7.30, после того как роженица и мальчик были доставлены в роддом № 2, «Скорая помощь» вернулась обратно на станцию.

В том, что роды у Светланы могли длиться всего полчаса, сомневается и заведующий областным роддомом Геннадий Буренков: «Роды в 14 лет такие быстротечные? Сильно сомневаюсь. По статистике всего около 4 процентов рожениц женщины такого возраста и обычно это длительные, тяжелые роды. То, что эти длились полчаса, вызывает сильные сомнения. Возможно, что роженица ошиблась и приняла схватки за простые боли в животе, поэтому и рассказала о них позже».

«В ситуации нужно разбираться»

Главврач роддома № 2 Сергей Бабкин рассказал, что ребенок поступил в тяжелейшем состоянии. «Мама себя чувствовала отлично, а вот на ребенка, судя по всему, повлияли либо переохлаждение, либо родовая травма, — рассказывает Сергей Александрович. — Через несколько часов мы перевели мальчика в реанимацию областной детской больницы».

Сергей Бабкин передал информацию об этом случае правоохранительным органам. По его словам, врачам роддома №2 пришлось настоятельно вызывать мать Светланы. «Нужно было прояснить вопрос с оформлением документов на ребенка. Но мама роженицы, несмотря на требования, пришла лишь спустя несколько дней», — рассказывает руководитель роддома.

В областной детской больнице подтвердили, что мальчик родился здоровым, массой 3,2 кг. Но уже 3 декабря он скончался. «Сказалось переохлаждение, а также ребенок был инфицирован околоплодными водами, что вызвало ожог дыхательных путей», — рассказывают медики. Сотрудники больницы были шокированы, когда узнали, что родители ребенка отказываются его хоронить: «Они отказались как от усыновления, так и от похорон. Это просто ужасно!»

7 декабря Светлану выписали. «Нам показалось, что она не особенно поняла, что произошло, — говорит врач. — Но так ли это плохо? Она ведь сама ребенок — как бы она сумела поднять на ноги мальчика. Это социальная проблема».

Сейчас Светлана почти пришла в себя. Даже сходила в школу и взяла домашнее задание. Тельце маленького Кирилла, от которого все отказались, кремировали в патолого­анатомическом отделении 1­й городской больницы. Его сожгли в старинном камине, который используется в подобных целях. «Мы не сами придумали это, мы действуем по приказу министерства, — сказал главврач 1­й город­ской больницы Павел Шепринский. — Такие дети приравниваются к мертворожденным».

Кирилл Богданов родился живым и совершенно здоровым. Сколько времени должно пройти, чтобы его четырнадцатилетняя мама Света перестала просыпаться с плачем: «Кирюшка умер»?

7
0