Том с привидениями

№50 (431) от 22 декабря 2005 г.

Эту фотографию Рубцова когда­-то публиковали, стыдливо отрезая правую часть, — ту, где пустые бутылки.

Предприниматель Михаил Суров выпустил книгу «Рубцов», в которой опубликованы материалы уголовного дела по убийству поэта.

Книга вызвала переполох в писательских и литературоведческих кругах Вологды.

«Совершенно непонятно, почему Грановская на допросах пыталась представить Рубцова неопрятным, неаккуратным и неряшливым субъектом. По мнению Грановской, это оправдывало многие мотивы ее ужасного поступка. Но, как говорят в народе, — «чья бы мычала, а твоя бы молчала», — пишет автор книги «Рубцов» в своих комментариях об убийце вологодского поэта — Людмиле Грановской­Дербиной.

По­нашему, это — шок

Книга написана в излюбленной Суровым эпатажной манере. Взору читателя впервые открыты материалы уголовного дела с фотографиями и личное дело любовницы поэта Людмилы Грановской­Дербиной. Согласно делу, она задушила поэта в возрасте 35 лет во время бытовой ссоры в 1971 году. Защита Людмилы строилась на том, что Николай решил навязать женщине интим, а она отказывалась, сжимая руки на его горле.

Но на этом мастер пера не остановился, он прокомментировал практически все щекотливые моменты биографии великого вологжанина — от его творчества до женщин и пьянства. А убийцу Грановскую Суров сравнил с американским маньяком Чепмэном, который всадил четыре пули в легендарного битла Джона Леннона.

Именно комментарии Сурова вкупе с фотографиями мертвого Рубцова вызвали в среде вологодских писателей и рубцововедов палитру чувств — от недоумения до гнева. Писатель Роберт Балакшин выступил в газете «Красный Север», назвав Сурова «желающим нажить на любви народной свой капитал»: «Почему же составители книги без тени смущения выставили на поругание, на посмеяние нашего духовного отца в таком неприглядном виде?»

В итоге, когда 15 декабря в Вологде открылся выездной секретариат Союза писателей России на тему «Николай Рубцов и духовная жизнь России», скандальную книгу «Рубцов» запретили продавать. «Это еще что! Сначала мне ее отказались печатать и хотели подвергнуть цензуре, — рассказывает Суров. — Мне наплевать, не для писателей писано! Главное — мы открыли людям правду и показали всех друзей Рубцова, которые на суде поливали его грязью».

Точка не поставлена?

Действительно, материалы уголовного дела изобилуют жесткими свидетельствами о быте поэта — с драками и метаниями между 3 женщинами. Неудивительно, что серьезным исследователям кажется, что книга будет интересна скорее любителям биографий. Рубцововед, профессор Вологодского педагогического университета Виктор Бараков говорит, что в книге очень мало о творчестве поэта.

«Несмотря на вульгарные комментарии Сурова, в книге много не известных нам фотографий и материалов. Хотя остались моменты, которые и он не охватил», — рассказывает Виктор Николаевич, который написал книгу о Рубцове «Отчизна и воля». Но опубликованное уголовное дело заинтересовало специалиста, и он бегло просмотрел «Рубцова» в магазине. Виктору Баракову очень интересно, как удалось Сурову рассекретить уголовное дело. «Когда я писал кандидатскую по творчеству Рубцова, я также обращался в архивы, но мне отказали, объяснив, что люди, которых касается это дело, еще живы, и поэтому дело будет открыто лишь спустя 70 лет».

Многочисленные документы — допросы, акты экспертизы — ценны для Вологды, так как наконец­то ставят точку в жизни и смерти Рубцова. «Для меня книга интересна именно обилием документов, — говорит биограф и директор литературного музея Вячеслав Белков. — Там есть неточности, противоречия, ощущение, будто книгу писали разные люди, но в целом это интересное явление».

Но точка поставлена не для всех. «Для меня по­прежнему его смерть — загадка», — сказала нам Нинель Старичкова, подруга поэта. Если следствие пришло к мнению, что любовница Рубцова Людмила Грановская убила поэта во время ссоры, Нинель до сих пор видит за рукой убийцы неведомые силы. Она считает, что Грановскую подослали. «Суров не написал самое главное. То, что было в материалах суда. Именно там стало ясно, что Людмила совершила умышленное убийство», — задает новую загадку Старичкова, которая может написать еще одну книжку.

Во всяком случае, все свидетели, которые проходили по делу смерти Рубцова, опубликовали свои версии случившегося. И Людмила Грановская­Дербина тоже. Эта женщина, которая вновь вышла замуж, живет сейчас в Павловске и проводит творческие встречи. Людмила опубликовала собственную версию гибели поэта «Все вещало нам грозную драму» (вы можете прочесть ее на сайте www.booksite.ru/fulltext/der/bina). Теперь Людмила считает, что вовсе не душила, а просто щипала шею Рубцова. А то, что он умер — мол, извините, не виноватая я, что здоровье слабое…

«По мере того как я занимался его биографией, восприятие Рубцова мною менялось. Мне кажется, он был глубоким, тонким и очень скромным», — говорит биограф Вячеслав Белков. Вологодские рубцововеды советуют будущим читателям книги «Рубцов» помнить о том, что Николай Рубцов был прежде всего поэтом, а не дебоширом и пьяницей.

3
0