Мать-и-мачеха

№1 (536) от 9 января 2008 г.

Каждый ребенок имеет право на счастье. Пусть даже придется справлять день рождения не на родном языке.

Количество диагнозов в их медицинских картах поражает. Например, у трехлетнего Саши — гидроцефальный синдром, состояние после сотрясения головного мозга, задержка развития, анемия, постожоговые рубцы на животе, виске и у локтя, гипотрофия, инфекция мочевыводящих путей, рахит…

Мальчика усыновили испанцы Серджо и Лаура, для которых он стал третьим сыном в семье. Отдельная комната в 150метровой квартире обеспеченных представителей среднего класса показалась ребенку непривычной — здесь было столько игрушек, что он растерялся. «Сначала Саша не мог заснуть, ему требовалось, чтобы мы держали его за руку, — пишет в отчете в Департамент образования Вологодской области Лаура. — Мы были рядом две недели. Затем он стал засыпать сам, порой просыпаясь от кошмарных снов. Через месяц его сон нормализовался».

К отчету прилагалась фотография, где маленький светловолосый мальчик с удлиненной формой черепа спал, прижавшись к темноволосой и черноглазой женщине.

Спустя три месяца Саша, которого теперь зовут Алехандро, выглядел так, что сотрудники Департамента образования Вологодской области его не узнали. Лишнюю жидкость из черепа откачали, лечение его заболеваний постепенно дало хорошие результаты. «Мы были поражены тому, что эти люди и не собирались скрывать факт усыновления. Они гордятся тем, что в их семье живет русский мальчик», — говорит начальник отдела специального образования и социально­правовой защиты детей Департамента образования Александра Коновалова. И хотя специалисты департамента предпочтение отдают русским парам, за последние годы вклад иностранцев в усыновление вологодских сирот растет. Если в 2005 году жители других стран усыновили 34 детей, то в 2006 — уже 57.

Разговор по словарю

Многие относятся к теме международного усыновления настороженно, и эту позицию можно понять. После того как пьяная американка забила до смерти удочеренную в России двухлетнюю Вику Баженову, с иностранцами стараются быть предельно осторожными. Каждый год истории о том, как приемные родители-иностранцы издеваются над русскими малышами, обходят СМИ.

Наверное, поэтому многих вологжан насторожил тот факт, что они регулярно видят в одной из Вологды иностранцев с нашими детишками. Последний визит итальянской пары в Вологду случился как раз в декабре 2007 года — приемные родители с удовольствием общались с ребенком при помощи рисунков, словарей и переводчиков прямо в ресторане и кафе гостиницы.

«Мы также следим за этими скандалами и делаем все, чтобы подобное не произошло с вологодскими малышами, — рассказывают специалисты отдела Департамента образования. — А вологжане могут не волноваться: иностранцы живут вместе с детьми в вологодских гостиницах только потому, что после решения областного суда они ждут от ЗАГСа свидетельство о рождении ребенка и свидетельство об усыновлении ребенка».

Есть контакт

С иностранцами вологодские чиновники работают с 1994 года. По словам начальника отдела Александры Коноваловой, иностранцы ставятся на учет в региональный банк данных кандидатов в усыновители только через представительства организаций, аккредитованных в Российской Федерации. Вологодская область сотрудничает с 10 организациями Италии, Испании, Швеции, Германии и США. «В основном это испанцы и итальянцы, представители обеспеченного среднего класса. Многие из них — бездетные пары, которые мечтают отдать накопленные состояния детям, — рассказывают чиновники. — У них — несколько домов, карьера и огромное желание стать настоящими мамами».

Чтобы попасть в кандидаты в усыновители, иностранцы проходят жесткий отбор. Они учатся общению с детьми разного возраста, проходят всевозможные тесты и после этого сдают экзамены.

После того как процедура международного усыновления была упорядочена, правительство ввело новые правила для иностранных организаций, занимающихся усыновлением сирот в России. До этого малыши попадали в семьи за границей двумя путями: через аккредитованные агентства или с помощью частного посредника, который помогал оформить документы, но никакой ответственности за судьбу ребёнка, поменявшего родину, не нес. Кстати, дети, погибшие в приемных семьях, чаще покидали Россию именно с помощью такой процедуры. Теперь в независимом усыновлении иностранцам отказано. Право на оказание услуг по усыновлению российских детей предоставлено лишь государственным и некоммерческим организациям. Причем последние должны иметь рекомендации от своего государства и стаж работы на родине не менее пяти лет.

Новая жизнь

После того как пара получает в ОВИРе гражданство на усыновленного ребенка и загранпаспорт, иностранцы еще три года пишут в Вологду отчеты о состоянии детей — об их развитии, жилищных условиях, взаимоотношениях в семье и в детсаду или школе. В прошлом году представители Департамента образования выехали в Италию, чтобы лично убедиться в том, как живут вологодские детишки. Как вспоминают женщины, уровень отношений и благосостояния семей, усыновивших вологжан, их потряс: «Нам так никогда не жить, увы. И что потрясающе, родители очень стараются, чтобы ребята не забывали русский и были двуязычными. Даже сами учат русский».

Иностранцы готовы усыновлять детишек с любыми отклонениями, потому что они уверены, что ДЦП, задержки развития и более серьезные недуги излечимы, когда любишь ребенка и занимаешься им. К примеру, безногий американский летчик усыновил двух маленьких русских братьев, которые родились без ног. На вопрос, почему американец взял именно этих ребят, он ответил: «Потому что только я могу понять, каково им приходится».

Отказываются иностранцы только от детей наркоманов и алкоголиков, потому что справиться с такими заболеваниями не под силу даже светилам зарубежной медицины.

Вологодские истории международного усыновления — счастливые. И резонанс от них тоже должен быть сопоставим с резонансом от трагедий. «Прочитав отчеты и увидев своими глазами, как меняются ребята, как они становятся счастливыми, нам сложно отказывать этим людям, — объясняют в Департаменте образования Вологодской области. — А они приезжают вновь, чтобы усыновить еще одного ребенка».

В других регионах России ситуация менее радужная. По сообщению радио «Свобода», в Томске бюрократия ополчилась против испанцев, у которых гостил 10летний Сережа Макеев. После трехмесячного пребывания в Испании мальчик стал называть испанцев «мамой» и «папой». Но испанцам отказали в усыновлении, а мальчика показательно отдали в российскую семью, которая не могла обеспечить даже своих детей. За сделку людям пообещали 4комнатную квартиру. Через год русская семья сдала ребенка в психиатрическую клинику, а еще через год тело мальчика, который убежал от усыновителей, нашли в канале. Работники детдома, где мальчик жил, и с которыми испанцы по-прежнему переписывались в надежде хоть что­нибудь узнать о ребенке, не знали, как сообщить в Испанию о его гибели.