Ниже пояса–2

№2 (537) от 16 января 2008 г.

В прошлом номере мы рассказали жуткую историю Артема Куликова.

В прошлом номере «Премьер» писал о том, что вологодские родственники юноши, призванного в декабре 2007 года в в/ч 77043 (Ярославская область), пытаются не дать военным замять дело о его избиении.

Артем попал в военный госпиталь с сильной опухолью половых органов, есть подозрение, что он был не только избит, но и изнасилован. Когда его мама Елена Валерьевна заявила в следственное управление прокуратуры Ярославского военного гарнизона об этом факте, следователь заявил ей, что уголовное дело будет возбуждено только в том случае, если она сама найдет свидетелей происшедшего. В военном госпитале ей отказали в получении информации о состоянии здоровья сына, сославшись на то, что смогут это сделать только «по запросу организации». Тогда женщина обратилась в Совет солдатских матерей.

«Когда я позвонила этому человеку и задала вопрос о том, почему он нарушает существующие процессуальные нормы, он ответил мне, что я слишком много знаю! — возмущается председатель Вологодского совета солдатских матерей Маргарита Савоськина. — Он предложил мне самой приехать в Ярославль, в часть, и искать свидетелей избиения! Я нашла в его действиях и другие грубые нарушения: после заявления матери он должен был моментально ехать в госпиталь, чтобы допросить самого солдата, но он у солдата не был! А ведь это такое дело, от которого, если все подтвердится, у командира части могут погоны полететь».

Маргарита Ираклиевна направила всю имеющуюся у нее информацию об Артеме и действиях военных в Главную военную прокуратуру, и результат проявился очень быстро: следователя, который требовал, чтобы ему «подали» свидетелей избиения, но не желал беседовать с самим Артемом, сменили.

Как рассказала Елена Куликова, в телефонной беседе новый следователь, майор Михаил Плясунов, сказал ей, что факт избиения подтвердился. Правда, никто до сих пор не принял у Артема Куликова заявление о неуставных отношениях в части… Михаил Плясунов сообщил «Премьеру», что уголовное дело пока не возбуждено, проводится проверка, и от других комментариев отказался.

9 января должна была состояться комиссия для решения вопроса о дальнейшей пригодности Артема к службе, однако пока ее не было. «Но сын все равно чувствует, что отношение к нему изменилось, — говорит Елена Куликова. — Он уже не думает, что он один, что никого его судьба не волнует. А то, когда я приезжала к нему в первый раз, мне в госпитале заявили, что после моего приезда все отделение напилось, и по этой причине Артема заставили мыть сортир…»