Старая песня о главном

№3 (538) от 23 января 2008 г.

Конечно, есть. У нас с вами вообще огромная разница. Это у вас все всероссийского масштаба — от ДТП на кольцевой до просроченного гамбургера. Это же сенсация — обкормили зятя помощника замминистра! А у нас все местечковое.

Мы это поняли, когда Путин приезжал в Великий Устюг. То есть, извините, УстЮг. Вот, к примеру, репортаж с места событий по НТВ, где журналист с небрежным видом сообщил: «Президент посетил рождественскую службу в местной церкви местного святого Дмитрия Прилуцкого».

Извините, коллеги, но единственное, что в Великом УстЮге в Рождество было местного — так это 30градусный мороз, сковавший все, извините, места, находящиеся ниже пояса у московских журналистов, приехавших в Вологодскую область в коротеньких модных курточках. А Дмитрий Прилуцкий — святой огромного для православия значения. Не просто святой, а чудотворец, каких во всей истории христианства на Руси считанные единицы. И храмы наши — бесценные памятники истории и культуры, уникальные тем, что большинство из них сохранило хотя бы часть своей первозданной красоты. Они, конечно, местные — но не в том значении, которое вкладывает в это слово позвякивающий ледяными органами на морозе московский журналист, выходящий в прямой эфир.

Конечно, и Кирилло-Белозерский монастырь вряд ли войдет в список семи чудес света. Не тот размах мысли, слабоват. Да и Ферапонтово уж точно не сподобится. Подумаешь, масштаб — фрески Дионисия, какого-то местного специалиста узкого профиля!

И живут у нас маленькие местные люди, которые настоящего счастья в жизни не видели, ничего слаще морковки не ели, поскольку далеко они от высших сфер. Не дано нам прочувствовать свою сопричастность к судьбам мира сего.

Судьбы мира они вершить, конечно, могут. Кто им не дает? Но до нас, местечковых обладателей всероссийских святынь и всероссийских святых, не дотянутся. Руки коротки. И мороз крепчает.

СТЕПАНИДА КНОПКИНА

1
0