Под каток

№5 (540) от 5 февраля 2008 г.

Какие-то серьезные дядьки при портфеле и культурной должности возмущаются, что на Дворцовой площади устроили каток.

Кричат, что в следующем году это безобразие надобно прекратить и не пущать. Потому что ущерб площади, историческому наследию, Эрмитажу и еще чему-то там. Мне не удалось запомнить, чему именно.

Я — человек некультурный. В чем честно и признаюсь. Потому что я существую отдельно, а культура отдельно. Ну никак мы с ней не пересекаемся.

Я не понимаю, почему в музее надо говорить шепотом, но с обязательным придыханием, от тягомотной музыки закатывать глаза в мнимом экстазе, про какую-то мазню твердить, что она — гениальная, и скрывать, что лично мне нравятся памятники Церетели.

Когда я вижу культурных людей, мне хочется перейти на другую сторону улицы. От греха подальше. Они все, как один, выглядят какими-то немытыми. В старых лохмотьях, зато с фанатично горящими глазами. Они все давно за меня решили. Что правильно, что нет. Каким писателем мне восхищаться, несмотря на то, что он — алкоголик, а какой — в культуре персона «нон грата», потому как «фи, моветон».

Это я к тому, что с моей, сугубо некультурной точки зрения, каток на Красной площади в Москве и на Дворцовой в Питере — это одно из немногих полезных дел в области досуга, которое на славу удалось властям.

Фигурное катание — это красиво, это полезно и вполне культурно. Хотя бы потому, что мало у кого получается кататься с бутылкой пива в руке. И ничего не случится с Эрмитажем, ей-богу. Он в лучах подсветки еще красивее, между прочим.

И люди едут со всей страны покататься на коньках рядом с историческим наследием. И влюбленные встречаются. И дети радуются. И спортсмены довольны.

Довольны все. Кроме какого-то важного индюка, которого забыли спросить.

Он уже забыл, что искусство принадлежит народу. И культура. И память. Он бы все это перевязал ленточкой и повесил бумажку «Руками не трогать».

Это ж так приятно — ощущать себя причастным, вершить судьбы сотен людей, которым не должно быть хода на Дворцовую, потому что он там главный. В силу своей культурности.