Все вон!

№6 (541) от 14 февраля 2008 г.

Борис Хахаев узнал, что в его жилище поселили чужих людей, и добивался обратного вселения через суд. | Фото автора

Вологжанин Борис Хахаев обвиняет ЗАО «ВПЗ» в том, что чуть не остался бомжом. А Нина Серова отказывается пускать в свою квартиру родную дочь.

В семейное общежитие подшипникового завода на Ильюшина, 13, Борис Хахаев въехал после развода с женой в 1987 году, получил там постоянную регистрацию. В 2003 году администрация завода предложила ему выехать из комнаты на полгода, пока идет ремонт здания. К этому времени мужчина уже был ветераном завода, вышел на досрочную пенсию, но продолжал работать на ВПЗ.

Без следов ремонта

Его вселили в комнату другого заводского общежития, на Панкратова, 75. «Девятый этаж, лифт регулярно ломается, крыша течет, — описывает Борис Сергеевич. — Когда я пожаловался, что у меня в комнате «дождь», и меня, того и гляди, стукнет куском отсыревшей штукатурки, пришла комиссия, все осмотрела и мне дала совет: «А вы переставьте кровать к другой стене». Я решил, что жить там не буду…»

Знакомая предложила ему пожить в деревянном доме без удобств. Хахаев до сих пор вспоминает это время с удовольствием: «Там было очень хорошо: вода, дровишки… Тут в заводской газете стали писать, что мое общежитие будут заселять весной 2005 года». Но Бориса Сергеевича не заселили. Сначала — под предлогом, что он отказывается подписывать договор коммерческого найма, значительно увеличивающий стоимость проживания, а потом — потому, что в комнату, где Хахаев был зарегистрирован… заселили других людей. И тоже под предлогом ремонта в здании, где они проживали до этого.

Борис Сергеевич решил добиваться справедливости, но заявления, которые он направлял администрации завода, не возымели эффекта. Через три года после того как на Ильюшина начался «полугодовой» ремонт, в конце декабря 2006 года, Хахаев получил письмо от заместителя директора по управлению персоналом завода Чулковой. Она известила пенсионера, что ремонт еще не завершен, а уведомить его о каких-либо изменениях возможным не представлялось, поскольку он «выехал в неизвестном направлении».

«Я — в неизвестном направлении?! — возмутился мужчина. — Я же в это время после выхода на пенсию снова вернулся работать на ВПЗ, и у меня в трудовой книжке стояла подпись этой же Чулковой, что я принят! А коменданту вместе с ключами от комнаты на Панкратова я оставил свой временный адрес и телефон».

Борис Хахаев подал в суд. В суде представители завода стояли на своем: ремонт не завершен, а когда будет завершен — тогда можно и о вселении говорить. Почему там, где нельзя жить Хахаеву, можно жить другим людям, а также до каких пор завод намерен растягивать изначально оговоренный срок в полгода, осталось неясным. Суд признал, что жилищные права Бориса Сергеевича были ущемлены, принял решение вселить его по месту регистрации и выплатить ему 5 тысяч рублей за моральный ущерб. Администрация завода данное решение пыталась оспорить в части возмещения ущерба, но областной суд оставил его без изменения.

В конце 2007 года Борис Сергеевич въехал в свою «родную» комнату, и тут выяснилось, что никаких следов ремонта там нет. Теперь он ремонтирует все своими силами.

Замок за минуту

У Нины Серовой не сложились отношения с ее дочерью Галиной. Мать не одобряла ее поведения, поэтому внуков от разных отцов особенно не привечала. Дочь тоже была далеко не «ангел». Женщины даже подавали друг на друга в суд за нанесение побоев. Об этой истории «Премьер» писал в материале «Тещин язык».

На днях она получила продолжение. Галина Серова больше не имеет возможности снимать комнату, поэтому она решила вернуться в однокомнатную квартиру своей матери. Пожилая женщина была категорически против, поэтому жилищный спор решил суд, признавший, что мать обязана пустить дочь и внуков. Выполнять решение суда добровольно непреклонная Нина Серова не стала, и за дело взялись судебные приставы.

Но их усилия пока не увенчались успехом: пока дочь спускалась к подъезду за вещами, пенсионерка ухитрилась поменять замок и снова заперлась. Теперь приставам придется повторить свой визит и проследить, чтобы Серова снова не «забаррикадировалась» в квартире.

Кто следующий?

«Ноги ее здесь не будет!» — кричала вологжанка Людмила Васильева (фамилия изменена) о своей невестке. Васильева подала в суд, требуя выселить сына и его жену с полуторагодовалым ребенком из квартиры, мотивируя свой иск тем, что они оба дебоширят. Разгневанная свекровь обвиняет невестку в том, что она не следит за ребенком, настраивает сына и мужа против нее, дерется, вышла замуж из-за денег и чуть не проглядела пожар в доме… В общем, сатана в юбке. Суд решил выселить только женщину — поскольку Людмила Васильева ответственный квартиросъемщик, у нее есть право этого требовать.

Но молодая семья решила съехать в полном составе. В течение месяца они будут вывозить из квартиры вещи, а потом «противная сторона» сменит замки. «Моя свекровь преувеличивает, — считает невестка Надежда, тихая молодая женщина без следов порока на лице. — Она сама очень грубо обращалась с моим ребенком, распускала на него руки. Она вообще очень конфликтный человек…»

…Васильева-старшая, невысокая сухонькая энергичная женщина, сдвинув брови, смотрит, как судебные приставы описывают подлежащее вывозу имущество молодой семьи. Васильев­старший, высокий, грузный мужчина с «пивным животиком», хмуро наблюдает за этим с дивана. «А ваш супруг согласен с выселением молодых?» — спросили женщину. «Конечно!» — уверенно ответила она. «Ага, тебя тронь… Видно, я на очереди следующий…» — раздался тяжелый вздох с дивана.


Хотите прочитать больше информации про mice агентства Москвы и узнать, чем они занимаются? Предлагаем вам зайти на сайт solbylab.ru и прочитав информацию более детально вам сразу всё станет понятно. Мы вас ждём!

6
0