Не на ту напали

№7 (542) от 19 февраля 2008 г.

«Скорая помощь» пенсионерке понадобилась после того как она получила в лицо струю из газового баллончика от… врача «Скорой помощи». | Фото Ирины Шевелевой

Вологодская пенсионерка пишет президенту, требуя увольнения со станции «Скорой помощи» врача и фельдшера.

«Однажды они к кому-нибудь приедут, окажут такую же помощь, как мне, и отправят человека на тот свет», — уверена Антонина Смирнова (фамилия изменена по этическим причинам).

«Скорая помощь» пенсионерке понадобилась после того как она получила в лицо струю из газового баллончика от… врача «Скорой помощи». Он — настоящий герой, награжденный «Орденом мужества», медалями Жукова и «За отличие в охране общественного порядка», благодарственными грамотами губернатора Позгалева.

«Вот такой он герой! На пожилую женщину с боевым газовым баллончиком кидаться, — резюмирует список наград пострадавшая, — чтобы добиться его наказания, я потеряла два с половиной года жизни».

Невинное замечание

Эта история началась для Антонины Смирновой в начале сентября 2005 года в квартире на улице Щетинина, куда женщина пришла в качестве няни. «Я одинока, поэтому иногда берусь посидеть с чужими детьми, — пояснила Антонина Николаевна, — в тот день я пришла в квартиру Паутовых водиться с двухлетним ребенком. На диване лежал бывший муж хозяйки Виктор Паутов и пил пиво. Потом он нахамил маленькому ребенку, я сделала ему замечание и получила струю из газового баллончика в лицо».

Что это был за газ, ни сама пенсионерка, ни эксперты, ни судья так и не определили. Антонина Смирнова уверена, что это военная разработка, привезенная врачом из чеченской командировки. «Я едва успела прикрыть собой ребенка, — пояснила пострадавшая женщина, — а потом начала задыхаться. Горло, лицо, глаза жгло огнем».

Сначала на вызов о газовой атаке приехал ОМОН. Потом бойцы спецназа вызвали «Скорую помощь», и в квартире появился коллега Виктора Паутова, которого, как оказалось, он прекрасно знал по совместной работе в поликлинике УВД.

«Мне было так плохо, в глазах все плыло, сердце стучало, а на коже, в тех местах, куда попал жидкий газ, выступили красные пятна, — описывает свое состояние Антонина Николаевна, — а Паутов бежал за „Скорой помощью“ и советовал отвезти меня сразу на кладбище или в морг! Меня отвезли домой, свалили на диван с давлением 200 на 100 и уехали. Я пролежала несколько дней совершенно беспомощная».

Справедливое возмездие

Как только Антонина Николаевна оправилась, она обратилась сразу в две инстанции — в милицию с просьбой привлечь Виктора Паутова к уголовной ответственности и к главному врачу станции «Скорой помощи» Юрию Маркевичу с просьбой разобраться, почему ей не была оказана надлежащая медицинская помощь.

Ответ Юрия Маркевича гласил: в результате проверки было установлено, что помощь пенсионерке была оказана в полном объеме.

«Как же так? Бросить женщину с таким давление фактически в предынсультном состоянии — это помощь?» — удивилась пенсионерка и… отправилась в департамент здравоохранения области.

«Я посчитал, что давление 200 на 100 — это „рабочее“, нормальное состояние пациентки», — оправдывался позже фельдшер Александр Кезимов.

Только спустя год Антонина Смирнова добилась признания факта неоказания медицинской помощи фельдшером.

«Медицинская помощь действительно была оказана не в полном объеме», — гласит бумага за подписью начальника управления здравоохранения Вологды Виктора Золотилова, датированная ноябрем 2006 года.

Виктор Паутов предстал перед судом. «Это был не суд, а цирк, — демонстрирует материалы уголовного дела Антонина Смирнова, — то он сам, то его адвокат являлись на процесс в нетрезвом виде. Судья направляла в адрес президента адвокатской палаты Вологодской области информацию о том, что по вине пьяного защитника были сорваны судебные заседания. А осенью 2007 года и вовсе выяснилось, что Паутов… принимает психотропные препараты в связи с травмой, поэтому участвовать в судебном процессе не может».

От этого сообщения, подкрепленного соответствующей медицинской справкой и листком нетрудоспособности, Антонина Смирнова пришла в ужас: «Я была возмущена, — говорит пенсионерка, — не тем, что заседание в очередной раз откладывается, а тем, что такой человек работает врачом „Скорой помощи“!»

Президент рассудит

В итоге 26 сентября 2007 года по приговору Вологодского городского суда Виктор Паутов был признан виновным по двум статьям Уголовного кодекса: 116-й «Побои» и 130-й «Оскорбления» и заплатил Антонине Смирновой 3 тысячи рублей.

Но Антонина Смирнова не собирается успокаиваться на достигнутом. «Этот врач, который может оскорбить женщину и нанести вред здоровью, и этот фельдшер, который бросает пациента без помощи, продолжают работать на станции „Скорой помощи“, — возмущена Антонина Смирнова, — и оба они в любой момент могут приехать снова ко мне по вызову. Я, честно говоря, и сама боюсь, и за других опасаюсь. Именно поэтому я пишу Президенту России».

«Да, эти люди действительно работают на станции „Скорой помощи“, — признает главный врач Юрий Маркевич, — это прекрасные опытные специалисты. Кроме того, я не имею права их уволить, потому что оснований для этого нет. Про судебные разбирательства мне известно, но это бытовая тяжба, приговор не имеет никакого отношения к профессиональной пригодности врача Паутова».

Сам Виктор Паутов считает, что приговор несправедлив. «Все это надумано, — пояснил нам Виктор Константинович, — ничего из того, что описывает Смирнова, не было».

0
0