Место подвигу

№8 (543) от 28 февраля 2008 г.

«Мы живем хорошо, нам ничего не надо», — уверен Владимир Орлов. За 10 лет семейной жизни у Орловых не сохранилось ни одной фотографии, поэтому Владик очень рад возможности сфотографироваться. | Фото Ирины Шевелевой

«Вы за всех за нас демографию повышаете! Спасибо за ваш материнский подвиг», — такими словами начальник департамента здравоохранения области Александр Колинько поздравил Ирину Орлову, в 28 лет ставшую мамой в седьмой раз.

«Я смотрела сюжет по телевизору и была возмущена, — говорит Людмила Старостина, мама 13 детей, большинство из которых — приемные. — Если подсчитать, то получается, первого она родила в 16 лет? А образование она получила, чтобы хоть что­то детям дать? И каких детей она рожает, если организм без отдыха?»

«Премьер» решил узнать, как живет многодетная семья Орловых из поселка Лесково.

«Орлята» в «Шанхае»

Дом, где находится квартира Орловых, зовется в поселке «Шанхаем». Вонючий подъезд, двери с дырами, две маленькие комнатки с четырьмя кроватями, накрытыми драными покрывалами. Постельного белья нет — не принято.

Эта квартира отцу семейства Владимиру Орлову досталась от родителей. Сам Володя закончил спецшколу, куда попал из-за диагноза «олигофрения». «Ира выросла в многодетной семье, — рассказывает первая свекровь матери-героини Валентина Полякова. — Их шестеро было. Ее мама крепко пила. Когда Ира познакомилась с моим сыном Алексеем, девчонке было лет 15».

Как рассказывает Валентина Степановна, она сразу нашла общий язык с девушкой. Когда Ира в 17 лет забеременела, женщина поддерживала ее, как могла. «Сын-то у меня тоже не подарок был, — говорит она. — Их дочке Тане было полтора года, когда его посадили. За воровство».

По словам бывшей свекрови, Ира, оставшись одна с ребенком на руках, растерялась. А через полгода сошлась с жильцом соседнего дома Владимиром Орловым, который был гораздо старше девушки. «Кто бы ей сказал, что он слабоумный, — горюет Валентина Степановна. — А я не стала вмешиваться — главное, чтобы она счастлива была».

Женщина забрала внучку Таню к себе. По ее словам, Ирина и пила, и гуляла, иногда пропадая на неделю… Двух детей у нее просто изымали, угрожая лишением родительских прав.

«Но все равно я жалею и люблю Ирку. И если ко мне приходят другие ее дети, не гоню. Да, у нее всякое было, но ей же никто не помогал», — говорит Полякова, которая ласково смотрит на одного из сыновей бывшей невестки, играющего в ее квартире на игровой приставке.

Не надо помощи

Владимир Орлов приезду корреспондента «Премьера» не удивился. Мужчина готовил обед — чистил морковку, которую тут же хрумкал «орленок» Владик.

— А чего их кормить­то? Они на улице пробегают… А двое в саду, вечером приходят и только чай пьют, — весело рассказывал Владимир. — Помогать нам не надо, и так все есть. На всех детей платят пособие — тысячу рублей с лишним. А одежды хватает — весь поселок кульки носит. Как дверь квартиры ни открою — мешок с одежкой стоит».

«Мы боимся за наших детей, когда «орлята» выходят на детскую площадку, — хором говорят молодые мамы, которые глаз не спускают со своих малышей. — Летом они ходят босиком и с голым пузом, до зимы — в шортиках и в ботинках на босу ногу. Недавно вся семья переболела чесоткой, и мы старались здесь не гулять».

Если Таня живет у бабушки, то второй сын Ирины Николай — в интернате. Как рассказывают поселковая медсестра, работники школы, детсада и медпункта, у парня выявили отставание в развитии и с диагнозом «олигофрения» направили в интернат. Вопрос о том, сколько лет другим детям, Владимира ставит в тупик. На помощь приходит Владик, который мастерски отсчитывает: «Мне — 8 лет, Сашке — 7, Женьке — 5 лет, а Эдику — 4 года».

«Когда Ирка дочкой последней забеременела, хотела от нее избавиться. Денег-то на больницу нет, сама хотела, но не получилось», — признается Владимир Орлов. В Лесково поговаривают, что седьмого ребенка Ирина хотела оставить в роддоме, но узнав, что ее приедут поздравлять как многодетную мать, передумала.

Знакомые все лица

Интересно, что личность Ирины Орловой хорошо знакома департаменту здравоохранения: областные чиновники в 2006 году способствовали тому, чтобы маленькому Жене Орлову, имеющему врожденный порок сердца, дали направление на бесплатную операцию в московский институт имени Бакулева. Районная администрация и контора, где работал Владимир Орлов, стали скидываться на дорогу.

Как писала в 2006 году газета «Хронометр», в назначенный день Ирина в Москву не уехала. Выяснилось, что Орловы прогуляли 13 тысяч рублей. Как потом объясняли родители, они не смогли удержаться от покупок. «Нечем было детей кормить, — охотно объяснял Владимир журналистам. — Младший, Эдик, все мячик просил. До дома только и успели донести — лопнул».

«Это был огромный скандал — никто до Орловых не присваивал деньги, предназначенные больному ребенку, — рассказывает медсестра Валентина Круглова. — Потом их все­таки вынудили поехать в Москву. Им повезло, оказалось, операцию делать не надо».

В отношении Владимира и Ирины тогда возбудили уголовное дело по статье 125 УК «Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству». Ирину мировой судья приговорил к 6 месяцам лишения свободы условно, ее мужа — к 140 часам обязательных работ.

Сейчас Владимир Орлов старается работать. Его зарплата — 8 тысяч рублей. Долг за квартиру — 12 тысяч. «Вчера приходили отрубать газ», — признается мужчина. — Пришлось заплатить немного». Эта проблема занимает его гораздо больше, чем вопрос, как назвать новорожденную дочь.

«Я не знаю, о каком подвиге вы будете писать, — грустно говорит медсестра Валентина Круглова. — Все-таки, рожая детей, нужно понимать, что их надо содержать». Ирина за всю свою жизнь работала, как вспоминает ее муж, едва ли пару месяцев. А на вопрос «Зачем рожаешь?» она всем жителям поселка Лесково гордо отвечает: «А мамку хочу перегнать! Иду на рекорд!»

0
0