Двойная мораль

№11 (546) от 18 марта 2008 г.

Я — циничная особа, которой наплевать на детские слезы. Так про меня сказано в «Красном Севере».

Я посмела написать, что мать семерых детей, чудом не лишенная родительских прав и осужденная за неоказание помощи одному из своих детей, вовсе не совершает материнский подвиг.

Патетичная сотрудница «Красного Севера» обвиняет меня, да и весь «Премьер», в том, что мы в погоне за тиражом нанесли детям тяжелую психологическую травму.

Удивительная логика у чиновников и их приспешников. Они искренне верят в то, что если про проблему не говорить вслух, то ее не существует.

Ни один факт, изложенный в нашей статье, не является неправдой. Но об этом надо было молчать, чтобы не позорить Департамент здравоохранения, воспевший материнский чудо-подвиг.

Мы не смолчали.

Мне страшно жаль этих несчастных детей, которые лишены детства, а также возможности получить приличное образование. Они никогда не смогут вырваться из нищеты, которая их окружает, увидеть ДРУГУЮ жизнь. Но на это их обрек не «Премьер», а собственные родители.

Впрочем, сотруднице «Красного Севера» в общем?то нет никакого дела до этих детей. Все обличение (ату, «Премьер»!) вызвано заботой о том самом поганом чиновничьем мундире, который мы (в очередной раз) посмели запятнать.

Почему?то другие дети не вызывали столь острых приступов жалости. Даня Фомин, которого спасли вологжане… Про него в Департаменте здравоохранения нам сказали: «Он все равно умрет». А Дане сегодня намного лучше. Потому что мы не смолчали.

Девочка, у которой в животе забыли марлевую салфетку во время операции… Ее нам припоминают до сих пор: «Все равно была не жилец. Да и семья у нее асоциальная».

Такова чиновничья мораль. Или бывают дети разного сорта? А, высокоморальные граждане?

В «Красном Севере» к нам обратились как к «неуважаемым коллегам». Граждане, мы вас тоже не уважаем. Потому что занимаемся журналистикой, а вы — официальной пропагандой. У нас мораль человеческая. У вас — чиновничья, а значит, — двойная.

2
0