о нас / справочная / реклама / архив Последнее изменение 21.09.2017 15:37
Республика ШКИД
Сюжеты: Дежурный по области, Новости компаний, Пароль — «Пелагея», Призраки «Варяга», расследования
Рубрика: Общество / Ноу-хау

№31 (979) от 9 августа 2016 г.


Больше всех надо?

Сельский сход в деревне Пищалино впервые избрал своего старосту в самом конце нынешнего июля. | Фото Владимира Пешкова

Вологодская область оказалась среди лидеров по возрождению института сельских старост.

В современной России сельские старосты есть не везде. Три года назад Ленинградская и Вологодская области одними из первых приняли собственные региональные законы, направленные на увеличение многообразия форм участия населения в работе местного самоуправления.

Сейчас число таких регионов стало заметно больше, и даже ходят разговоры о возможном принятии соответствующего федерального закона. Но нужно ли это действительно делать, ещё большой вопрос.


Впереди всех

«Самые заметные регионы — это Вологодская и Ленинградская области, — пояснил «Премьеру» эксперт Общественной палаты России и генеральный директор фонда «Перспектива» Александр Свинин. — В Якутии всё немного по-другому: там огромные расстояния и специфические традиции. Очень похож институт старейшин Северного Кавказа, механизмы похожи».

Староста — общественная должность. Зарплату за нее никто не получает, а работают люди исключительно по велению сердца. Долгое время отдельные старосты работали без какого бы то ни было оформления. «Из двенадцати старост на территории нашего поселения четверо работают, начиная с 1988-1989 годов», — говорит глава Подлесного сельского поселения Вологодского района Николай Беляев.

Николай Иванович приводит примеры, когда старосты оказывают незаменимую помощь, разгружая главу поселения от вороха забот. «Старосты сообщают, как почищены дороги между деревнями, помогают решать многие спорные вопросы — по родникам, по уличному освещению», — перечисляет он.


Механизм влияния

В начале 2014 года «Премьер» рассказывал о результатах работы сельского старосты из деревни Дудинское Майского сельского поселения Вологодского района Натальи Колосовой. Ей удалось добиться строительства нового пешеходного моста через реку Тошню. Областной закон «О старостах населенных пунктов Вологодской области» был принят за полгода до этого.

Сегодня Наталья уехала жить в другой город. Но опыт её работы старостой показывает: многое можно было делать и без дополнительного статуса, просто в качестве гражданского активиста. Да и за благоустройство Дудинского она взялась задолго до принятия закона. «У меня была внутренняя мотивация, я хотела поднять деревню, сделать её лучше и чище, — вспоминает вологжанка. — Не- смотря на сопротивление чиновников, много вопросов было решено».

Основной плюс в придании старосте особого статуса — это восприятие человека чиновниками. Так, к примеру, считает Александр Свинин. «Есть некие правила работы с органами власти, поэтому закон — это инструмент легализации института старост, встраивания сельских старост в систему местного самоуправления и региональной исполнительной власти, — сказал он «Премьеру». — Если есть региональный закон, значит, у сельского старосты есть механизм влияния на органы власти».

Наталья Колосова эту точку зрения разделяет. «Староста нужен для того, чтобы объединить людей, и им должен быть человек, которому «больше всех надо», — полагает она. — Для меня не было разницы, какой у меня статус — обычный житель, староста или депутат сельского поселения. А вот для чиновника важно, кто с ним разговаривает».


Палки в колёса?

Александр Свинин допускает, что старосты нужны не везде, и для этого могут быть разные причины. Самая простая состоит в том, что такое нововведение может попросту испугать глав поселений. «Когда у главы основная проблема — это дороги, отсутствие больницы, то общественное самоуправление уходит на последний план, — рассуждает эксперт. — Но когда оказывается, что у главы появляются добровольные помощники, которые берутся помогать административно, сообщают о правонарушениях и так далее, отношение к ним меняется. Любой здравомыслящий глава сельского поселения воспримет это позитивно. А тех, кто не воспримет, можно менять через процедуру выборов».

Руководитель проекта «Деревня — душа России», жительница Тарногского района Валентина Погожева склоняется к естественной потребности внедрения института старост. А там, где её нет, и начинать не стоит. «Искусственно созданное и внедрённое никогда не работает. На селе есть общественные советы, ветеранские организации, женсоветы… Зачем создавать ещё какую-то структуру?» — убеждена она.

При этом Валентина Погожева не исключает, что за старостами будущее села: как местные жители они будут до последнего бороться за интересы земляков. Кроме того, такие люди — своеобразный мост между народом и местной властью. «А чиновник может быть назначен и приехать откуда-то, — размышляет общественница. — Над чиновником есть чиновник, а там ещё чиновник, у них свои барьеры и ограничения. Староста же будет биться, чтобы его земля процветала и развивалась, чтобы её не продали, чтобы людей не выселили…»


Закон не писан

Разговоры о том, что федеральный закон о старостах все-таки может быть принят, идут давно. К примеру, председатель Госдумы Сергей Нарышкин заявлял об этом в нынешнем апреле на форуме глав органов местного самоуправления Ленинградской области. В свою очередь, Александр Свинин необходимости в этом не видит.

«Нужен ли такой институт на федеральном уровне, я не уверен, это вопрос дискуссии, — полагает эксперт. — На тех территориях, где он активно развивается, мы, фонд «Перспектива», готовы такие вещи поддерживать — и грантами, и провести какой-то форум, и выделить площадку для дискуссии. Страна большая, и некоторые регионы могут не знать о таком опыте».

С другой стороны, федеральный закон может упростить работу по анализу всего массива данных по этой теме. Пока же даже в рамках Вологодской области полной такой статистики не представлено. «Нет данных потому, что это не лежит в поле федерального законодательства и отдано на откуп территориям», — объясняет Александр Свинин.

Владимир Пешков


Кстати

В июне 2016 года были представлены результаты мониторинга применения областного закона «О старостах».

По имеющимся данным, общее количество старост в Вологодской области сейчас составляет более 1 300 человек. Наибольшее их число приходится на Кичменгско-Городецкий (202), Череповецкий (199) и Шекснинский (88) районы. Меньше всего институт развит в Кадуйском, Тарногском и Чагодощенском районах.

Тэги: старосты, Свинин Александр*






Самое читаемое
топ-10 недели (12.09.2017 - 18.09.2017):
  1. Чёрная карта (682 просмотра)
  2. Десять лет прошло с тех пор, как для жителей железнодорожного поселка Лоста закончился кошмар, в котором они жили не один год.
  3. Квартирный ответ (485)
  4. У отца двух детей продали за долги единственное жилье.
  5. Борис, ты прав! (475)
  6. Вологжанка Екатерина Ифтоди намерена дать своему ребенку фамилию его отца — Бориса Немцова.
  7. Знатоки (398)
  8. Съемочная группа программы «Следствие вели» канала НТВ три дня работала в Вологде.
  9. В аварийном состоянии (321)
  10. Правительство Вологодской области получило положительное заключение государственной экспертизы проектно-сметной документации ремонта ДКЖ.
  11. Свидетели истории (313)
  12. Когда-то эти здания были обычными жилыми домами, в основном для состоятельных вологжан...
  13. Все в сад! (270)
  14. Городские власти не оставляют намерения покупки новых помещений под детские сады.
  15. Концентрация ошибок (264)
  16. Только три района Вологодской области намерены в будущем году решить проблему расхождения систем координат в кадастре.
  17. План по валу (241)
  18. «Единая Россия» разгромно победила на муниципальных выборах в Вологодской области, на втором месте — самовыдвиженцы.
  19. Судьба гектара (233)
  20. Вологодская область рассмотрит опыт Дальнего Востока.
топ-10 месяца (15.08.2016 - 18.09.2017):
  1. Запоздалое эхо декрета (1263 просмотра)
  2. На устах у всех одна тема: «К пенсии дают доплату за детей!»
  3. Коней на переправе не меняют? (1149)
  4. Мэр Череповца Юрий Кузин ушел в отставку.
  5. Без лишнего шума (1082)
  6. Руководство ГИБДД по Вологодской области отстранено от исполнения обязанностей.
  7. Долг по наследству (852)
  8. Один из крупных банков взыскал с пенсионерки более 1 миллиона 700 тысяч рублей за квартиру дочери, умершей от рака.
  9. Период простоя (935)
  10. Один из крупнейших вологодских производителей молочной продукции прекратил свою работу.
  11. Новгородский след (864)
  12. В прокуратуре Великого Новгорода прямо во время совещания задержали бизнесмена — владельца вологодского магазина.
  13. Чёрная карта (682)
  14. Десять лет прошло с тех пор, как для жителей железнодорожного поселка Лоста закончился кошмар, в котором они жили не один год.
  15. Олег Димони может лишиться должности уполномоченного по правам человека? (646)
  16. Такая информация пронеслась по кулуарам вологодских органов власти в конце прошлой недели.
  17. Залог на свободу (637)
  18. Бывшая и.о. начальника Департамента сельского хозяйства Вологодской области Анна Беляевская освобождена из СИЗО под залог в 3 миллиона рублей.
  19. Спасите наши семьи (620)
  20. Социальный проект Детской деревни-SOS, открытый в Вологде шесть лет назад, бурлит от скандалов.
Дни рождения
сегодня

ЗВЕРЕВА Любовь Валерьевна, руководитель фестиваля «Рубцовская осень», заместитель директора Дирекции концертно-зрелищных представлений и праздников г. Вологды

 
24 сентября

ШАЛАЕВСКИЙ Николай Владимирович, юрист

 
Деньги тут
Доброе дело
Хорошие люди

© Материалы и фотографии, кроме использованных со ссылками, являются собственностью редакции газеты «Премьер».
Полное или частичное использование возможно с разрешения редакции. Справки по телефону в Вологде (8172) 72-94-66.

Создание сайта в Вологде