Череповецкие милиционеры требуют от начальства расчета за сверхурочную работу.

Коррозия

№51 (173) от 20 декабря 2000 г.

По словам начальника городского УВД полковника Шибаева, к нему поступили уже более 70-ти рапортов от сотрудников, настаивающих на оплате сверхурочного труда в период операции «Вихрь-антитеррор».

По самым грубым прикидкам, рапорт написал каждый двадцатый сотрудник череповецкой милиции.

«Вихрь-антитеррор» с небольшими перерывами проводится уже год. Увеличение рабочего дня, отмена выходных не оплачиваются. И, судя по заявлениям руководства, оплачены не будут. Следующий шаг, который могут предпринять недовольные милиционеры, — обращение в суд. Вместе со стандартным текстом рапорта, в который нужно вписать лишь свои данные, ратующие за компенсацию сотрудники получили от инициаторов акции и бланки исковых заявлений в суд, в которых перечислены статьи КЗОТа, подтверждающие обоснованность претензий.

Демарш продиктован не только и не столько меркантильными интересами. Вряд ли милиционеров можно удивить сверхурочным трудом — рабочий день в милиции испокон веков длится столько, сколько нужно, а не сколько положено. Дело в другом. Мне удалось побеседовать с несколькими сотрудниками-»подписантами», и они привели целый ряд других причин.

По мнению моих собеседников, руководство областного УВД просто использует «Вихрь-антитеррор» в своих интересах. По их сведениям, в некоторых соседних областях операция длится куда меньший срок, чем на Вологодчине. У нас же — чуть ли не круглый год. Расчет начальников очевиден: почему бы не привлечь сотрудников лишний раз к работе, если есть такая возможность? К тому же — бесплатно. Раскрываемость повышается, отчеты и сводки, направляемые «наверх», обретают красоту неописуемую...

Прожженные «волки сыска» прекрасно понимают, что их «используют», и реагируют соответственно. Люди, которые стоят на страже закона, не желают терпеть беззаконие от собственного руководства. Денежная компенсация за «Вихрь» полагается немалая. Средняя цифра — по 4 тысячи рублей каждому сотруднику, принимавшему участие в операции. Сумма для милиционера, получающего 2 — 2,5 тысячи рублей в месяц, солидная.

Но, положа руку на сердце, «подписанты» и не надеются на выплату «задолженности». Рапорты написаны скорее для очистки совести. Накипело. Да и с иском в суд вряд ли кто-то обратится. Милиционеры знают систему, в которой работают, и понимают, что бороться с ней бессмысленно. Поэтому — просто уходят. 

Увольняются «пачками». Ветераны вспоминают, что такого массового оттока сотрудников череповецкая милиция не видела и в «перестроечные» годы.

А никто и не удерживает. Высокопоставленный чин из окружения генерала Головкина витиевато выразился по этому поводу: «Если окунуть палец в стакан с водой, а затем вынуть, то дырка в воде не образуется». В переводе с философско-милицейского — пусть уходят, других наберем.

Только уходят-то «зубры» и «мастодонты», а набрать можно лишь слепых котят. Пока котята выучатся... Да и у кого они будут учиться? Если нынешнее положение вещей сохранится, то в скором времени сотрудник с пятилетним стажем работы будет считаться патриархом. Так что, если вынуть костяк, «дырка» образуется, да еще какая.

Уходят не только обычные оперы или патрульные, но и руководители высшего звена — заместители начальника УВД г.Череповца начальник криминальной милиции Виктор Петренко и начальник милиции общественной безопасности Владимир Зингер. На пенсию — хотя могли бы еще послужить, никто не гнал. Авторитетнейший в среде сыскарей начальник уголовного розыска УВД Александр Белоусов и вовсе не скрывает, что увольняется по материальным соображениям. Уходят полковники, лейтенанты, сержанты... Генералы остаются.

Привязка к району: 
74
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.