Врач врачу глаз не выклюет

№8 (337) от 25 февраля 2004 г.

Врач врачу глаз не выклюет

Абсолютная зависимость пациентки от медиков довела ее родных до отчаяния, а потом — до прокуратуры.

Семье вологжан Дугиновых и в страшном сне не могло привидеться, что их мама после успешной операции станет инвалидом 1-й группы.

59-летней Екатерине Дугиновой успешно удалили опухоль правой лобной доли в начале мая прошлого года в горбольнице №1. В конце месяца женщину выписали под наблюдение невролога и хирурга по месту жительства.

Правда, операцию делал один врач — Николай Нанаев, а снимал швы и выписывал другой — Жаворонков (Нанаев был в командировке). Причем при выписке не сделали требуемые контрольные анализы. Те дни, похоже, и стали роковыми для женщины.

Лечитесь отсюда!

Все лето Екатерина Васильевна ходила в поликлинику №4 промывать рану: только хирурга посетила 32 раза. Еще 5 июня врач отмечал в карте, что заживление идет медленно, говорил, что пациентке необходима консультация нейрохирурга, но направления почему-то не давал. «Нам сказали — идите туда, где делали операцию, — рассказывает дочь Дугиновой Светлана Пиджакова. — И мы пошли в больницу».

Но там пожилую женщину с перевязанной головой не приняли. Дежурный врач велел больной идти к Жаворонкову, который ее выписывал. «Мы несколько часов ждали в приемной, но Жаворонков так и не появился, — вспоминает Светлана. — Тогда мама заплакала и пошла домой».

Дугинова попала к нейрохирургу только 15 сентября, и через неделю ее госпитализировали. Николай Нанаев поставил диагноз: гнойный свищ, остеомиелит костей черепа, требуется операция. После операции у Екатерины Васильевны случился инсульт, и в ноябре она стала инвалидом первой группы. Слегла окончательно. «Какое состояние может быть у человека, у которого заживо сгнивает голова? — горько вопрошает Светлана Пиджакова. — С тех пор мы по три раза в день вызывали «скорую» и не знали покоя...»

Врачебные тайны

Когда в октябре прошлого года по просьбе Светланы «Премьер» попытался выяснить, почему вполне крепкая пожилая женщина стала инвалидом, медики сделали все, чтобы отфутболить журналистов.

К тому времени врач Жаворонков оказался уволенным из больницы. Когда мы поинтересовались у зав. нейрохирургическим отделением Татьяны Семьянихиной о причине увольнения, врач, сидевший в том же кабинете, закричал: «Это не ваше дело!». Семьянихина же тихо ответила, что «понятия не имеет, почему»: мол, этими вопросами занимается отдел кадров.

Отдел кадров на письменный запрос редакции сообщил, что сведения о причинах увольнения сотрудника разглашению не подлежат. Тогда «Премьер» обратился в прокуратуру с просьбой проверить, не скрыли ли в больнице факты нарушения Жаворонковым трудовой дисциплины, ведь в противном случае могут пострадать будущие пациенты этого врача. В ноябре прокурор города Вологды Леонид Нечаев ответил нам, что газете лучше через суд опротестовать отказ больницы предоставить информацию.

Екатерина Дугинова, прикованная к кровати, кричала от боли, а родные с ног сбивались, пытаясь облегчить ее страдания и пробить стену молчания врачей. А когда поняли, что правды от них не добиться, Светлана Пиджакова по совету «Премьера» уже лично — как пострадавшая сторона — обратилась в прокуратуру.

Сколько веревочке

ни виться...

Дело дошло до служебного расследования Управления здравоохранения. И несмотря на довольно туманные формулировки официального ответа Пиджаковой, ее некоторые подозрения подтвердились. Только 16 февраля нынешнего года.

«Нарушения деонтологии (т.е. долга и моральных требований — О.И.) со стороны Жаворонкова В.А. имели место, — сообщается в документе. — В июне 2003 года Жаворонкову В.А. было указано на недопустимость нарушений трудовой и производственной дисциплины, деонтологических принципов. Приказом главного врача от 24.06.2003 Жаворонков В.А. был уволен».

А вот по какой статье уволен — снова не указали. Видимо, постеснялись ее мягкости. Зато медицинское начальство «утешило» Светлану тем, что «с врачами город-ской больницы №1 проведено занятие по медицинской этике и деонтологии». В документе очень витиевато сказано и о возможной вине поликлиники №4, где наблюдалась Дугинова: «Недооценка тяжести состояния на амбулаторном этапе привела к удлинению сроков установки послеоперационного осложнения».

...Последний раз Екатерина Васильевна лежала в больнице в январе. Сейчас ей стало лучше, она самостоятельно передвигается по квартире. А после обращения дочки в прокуратуру терапевт и невропатолог сами пришли к Дугиновой — поинтересоваться ее здоровьем.

на фото 1: Полтора года назад ничего не предвещало беды:

Екатерина Васильевна вместе с внучкой Таней.

на фото 2: В октябре 2003-го Дугинову было не узнать — сама боль...

117
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.