Полцарства за детства миг!

№11 (340) от 17 марта 2004 г.

Полцарства за детства миг!

К рукотворной сказке устюженского библиотекаря Нины Цветковой тянутся даже взрослые — вспомнить свои ребячьи радости...

«Детских снов чудесная страна людям всем до старости нужна», — пела Мэри Поппинс, которая отлично понимала, почему многим взрослым так не хватает волшебства. Для Устюжны такой доброй феей стала зав. детской библиотекой Нина Цветкова.

Почти четверть века — половину своей жизни — она делает кукол из необычных материалов. Посмотреть на удивительные творения Нины Витальевны в библиотеку приходят все — от мала до велика.

Живые глаза

В устюженской библиотеке давно существовал кукольный театр, правда, герои были бумажными и плоскими. Нина Витальевна даже расстраивалась: таких кукол во время представления плохо видно. Нарядила бумажных актрис в юбочки — никакого эффекта. И тогда женщина решила сделать так, как чувствовала.

Из проволоки свила «скелеты» для человеческих фигур, нарастила их поролоном, сверху оформила материей, сшила миниатюрные костюмы... Сказка ожила на глазах! И родилось ее увлечение.

До хитростей ремесла Цветкова додумалась сама: например, чтобы сделать блестящие, «живые» глаза, лучше не вышивать их и не делать пуговки, а углубить в головке глазницы, в них закрепить бумажные глаза и залакировать их...

«Животные делаются иначе, не как люди, — оживленно поясняет Нина Витальевна. — Вот драконы: проволока-скелет очень плотно обматывается ватой и обклеивается клеем, а потом можно красить...» Впрочем, есть у нее и «очеловеченные» звери: волки и коты в джинсах и курточках, только мордочки торчат.

Кукол уже более двух сотен. Теперь библиотека каждый месяц выставляет новую сказку. И как подсчитали коллеги Нины Цветковой, новых экспозиций хватит на два года!

«А что у вас новенького?» — спрашивают первым делом большие и маленькие посетители. «К нам любят просто приходить и смотреть, как в музей, — рассказывает Цветкова. — Ребенок все-все замечает! Иногда смотрит вроде безразлично, а потом приходит его мама и говорит: «Он целый вечер рассказывал про библиотеку». Значит, отклик есть!»

И взрослых здесь может ожидать сюрприз. Приходит серьезный человек, вполуха слушает восторги своего ребенка, даже скучает. Но вдруг ловит на себе озорной взгляд сидящего на печке смутно знакомого парня в красной рубахе: «Помнишь меня?» И что-то всколыхнется в душе, и вспомнится, как мчались в детстве с горки, как спорили, кто сильнее — Змей Горыныч или Соловей-разбойник... И заблестят бусы на куклах уже не стекляшками, а жемчугом и бриллиантами...

«Мы будто в сказку попали, отдохнули от взрослой жизни, — смущенно объясняют потом родители. — Это детство к нам вернулось». Нина Витальевна улыбается. Она знает.

Так похожи на людей...

«Когда я делаю куклу, мы с ней будто родные, — делится мастерица. — Пока кукла не готова, мы друг друга очень любим. А когда она уходит на полку, то отдаляется, «взрослеет». И мы уже встречаемся только в деловой обстановке, когда они помогают мне готовить мероприятия для библиотеки».

Бывает, что куклы, как дети, не слушаются — не хотят получаться. Если грузный Городничий из «Ревизора» вышел точь-в-точь, как представляла его Нина Витальевна, то Хлестаков оказался совсем другим. «Он сопротивлялся! — смеется его «мама». Героев гоголевской комедии она сделала специально к юбилею Устюжны: по легенде, именно здесь произошла скандальная история, описанная классиком.

Больше всего у Цветковой кукол для сказок Пушкина — его она очень любит. И сам Александр Сергеевич тоже есть. «Его я делала дольше всех, один нос целый вечер приделывала, — любовно рассказывает Нина Витальевна. — К лицу поэта надо было очень серьезно подходить». Пушкин и Моцарт — самые, наверное, родные для нее.

Отношения с куклами у мастерицы особые. «Я и в детстве куклами не играла, а только смотрела на них, — вспоминает она. — Играть не любила, ни в магазин (в который до сих пор ходить не люблю), ни в дочки-матери. Я рассматривала куклу, заплетала ей косички, чтоб красиво было, одежду изучала». Особое удовольствие Нина Витальевна находит в изготовлении мелких деталей костюма — в запонках на рубашке, в пряжках на туфельках, в вышитых нарядах царей и красных девиц.

И на свои полки сказочный народ попадает не случайно. «Мы волей-неволей расставляем кукол так, как хочется им, — рассуждает Цветкова. — Когда душевный контакт установился, уже они нами руководят».

Дети верят, что по ночам в библиотеке начинается совсем другая жизнь — пышут жаром драконы, лебеди взмывают под потолок, а у добрых молодцев и красных девиц вообще любовь... Взрослые, конечно, в это не верят, но им тоже хочется заглянуть ночью в библиотеку. Хоть одним глазком.

на фото 1: Как и все фигурки людей, Иван-Царевич — из поролона, а Горыныч — из ваты.

на фото 2: Герои «Ревизора» появились к юбилею Устюжны, где, говорят, и случилась эта история.

на фото 3: Нина Витальевна не только делает своих кукол, но и шьет наряды для фабричных, как, например, для домовенка Кузьки.

на фото 4: Узнаете озорника? «По щучьему велению, по моему хотению!..»

36
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.