Вологодский Чернобыль

№37 (366) от 14 сентября 2004 г.

ВОЛОГОДСКИЙ ЧЕРНОБЫЛЬ

В Верховажье из-за утечки соляной кислоты погибла 25-летняя женщина, пострадали около 60 человек. Закрыты детсады, автостанция, гостиница, администрация района.

Не исключено, что даже сейчас остается угроза жизни для жителей села.

Пары кислоты по трубам теплоцентрали распространились по всему поселку. В одном из детсадов даже через пять дней после аварии, нормы содержания хлора в воздухе были превышены в несколько раз!

Газовая камера

Канистру с раствором кислоты видели все. 3 сентября, в тот момент, когда спецназовцы в Беслане штурмовали школу, к зданию районной администрации в Верховажье подъехала машина, и рабочие начали запланированную операцию по очистке труб.

Местные коммунальщики впервые готовились к отопительному сезону в полном соответствии с передовыми технологиями. Взяв на вооружение опыт других городов, они решили промыть трубы раствором соляной кислоты. Быстро, сравнительно дешево, а главное — очень эффективно. Однако первый опыт закончился смертью и массовым отравлением.

Сейчас уже можно восстановить события буквально по минутам. В 14.30 раствор был залит в систему коммуникаций неподалеку от здания райадминистрации. Через два часа кислоту слили в канализацию. А еще через несколько минут из женского туалета на втором этаже администрации вытащили мертвую Наташу Суховскую. 25-летняя бухгалтер отдела образования в буквальном смысле угодила в газовую камеру: помещение было до отказа заполнено ядовитыми парами хлора. У Наташи остался муж Сергей и четырехлетний сын Рома.

По словам очевидцев, когда они выломали дверь, из туалета вырвалось белое смертоносное облако. Газ расползался по кабинетам и коридорам, отравляя все живое вокруг. Служащие, которые уже готовились пойти домой, вдруг почувствовали страшную головную боль, давление зашкаливало за 180, в горле першило, глаза щипало… Некоторых рвало.

В тот же день было госпитализировано около десятка человек. В течение последующей недели число пострадавших выросло в пять раз. На больничных койках оказались даже те, кто случайно зашел в администрацию, — например, завхоз детского дома Вера Гаврилюк. Кстати, Вера Васильевна оказалась одной из последних, кто видел Наташу Суховскую еще живой.

«Я пришла в администрацию в обед, — вспоминает женщина. — Пробыла в здании где-то часа два. Решала служебные вопросы. И в бухгалтерию зашла. Как раз Наташенька там одна была, и мы минут 40 с ней проговорили. Кошмар какой-то!.. Женщины из отдела образования мне рассказывали, что в их кабинетах стены будто подернулись инеем. Выжгло даже панели на стенах!»
После визита в администрацию Вере Гаврилюк вызвали «скорую помощь»…

Поселок ужаса

Трагедия подняла на ноги спасателей МЧС, милицию, прокуратуру, весь медперсонал Верховажской ЦРБ. Коммунальщики, пытавшиеся как можно быстрей ликвидировать последствия аварии, еще не зная, что на самом деле произошло, распахнули люки канализационных колодцев и сыпали туда соду. Щелочь нейтрализует кислоту, это известно каждому школьнику с первых уроков химии.

Но, как оказалось, масштабы катастрофы намного превосходили первоначальные предположения. Врачи местной СЭС, сделав замеры в близлежащих зданиях, пришли в ужас. В воздухе парил хлор. Людей срочно эвакуировали. Автостанцию закрыли, а проездные на автобус продавали сами водители. Приезжих вывели из гостиницы, и людям пришлось искать ночлег. Местное отделение «Сбербанка» не работало несколько дней.

А через три дня с момента трагедии, в понедельник, 6 сентября, забила тревогу исполняющая обязанности заведующей детским садом № 1 Светлана Юренская. «В понедельник я позвонила в СЭС и попросила сделать замеры в нашем саду, — рассказывает она. — У некоторых воспитателей вдруг заболела голова, кого-то вырвало. Я испугалась и позвонила, но… мне отказали!»

Юренская решила действовать на свой страх и риск. Женщина вывела детей на улицу, а потом своим единоличным решением, без согласования с руководством РОНО, закрыла детсад. Во вторник она все же добилась, чтобы замеры были сделаны. Итог — норма газа в воздухе превышена почти в 9 раз!

К счастью, ни один ребенок не пострадал. Через неделю после трагедии в детсад пришли пожарные со шлангами и промыли содовым раствором все системы отопления.

Смерть по инструкции

На момент подготовки этой публикации в разных отделениях Верховажской районной больницы все еще находились пострадавшие с диагнозом «отравление парами хлора». Заведующий терапевтическим отделением Леонид Ширшов констатировал у них отравление парами хлора.

«У всех пациентов признаки примерно одинаковы: кашель, удушье, перебои в работе сердца, высокое давление, — объясняет врач. — В основном у нас находятся работники райадминистрации, их жизнь вне опасности. А вот о последствиях пока говорить рано. Мы делаем все, что в наших силах, чтобы люди выздоравливали…»

В четверг, 9 сентября, в оперативном штабе собрались все участники операции по ликвидации последствий аварии. Тогда и прозвучали первые версии ЧП.
Скорее всего, в помещения газ попал из канализации, проходящей под зданием. Поднялся по вентиляционным стоякам и вышел через отверстия в туалетах, кабинетах или комнатах. Возможно, кое-какие из отопительных систем — трубы или батареи — тоже были повреждены. Мало того, что сама соляная кислота выделяет смертельный газ хлор, так добавились и другие опасные соединения, которые образовались в результате разложения органики в коммуникациях.

И тут возникает вопрос: а почему слив делали через жилые помещения, предварительно не эвакуировав людей? Неужели не могли просчитать, что последствия могут оказаться самыми невероятными — все-таки первый опыт?!

«Мы действовали строго по инструкции! — заявляет заместитель главы районной администрации Петр Шутов. — Вот как написано — так и делали. Во многих городах и районах применяется именно такой метод. И слили раствор в канализацию. Заметьте — раствор, а не саму кислоту».

Действительно, российские химики, которые несколько лет назад предложили такой метод очистки коммуникационных сетей, советуют промывать трубы 3,5-5 процентным раствором ингибированной соляной кислоты. Ингибированной — значит, слабой, куда добавляют специальные присадки, замедляющие реакцию, и, соответственно, не выделяющие высокую концентрацию хлора.

Этот раствор, по словам Петра Шутова, верховажские коммунальщики закупили в вологодском ООО «Галатея». Купили, но не проверили и залили в трубы. А уже потом, когда люди отравились, когда молодая женщина погибла, опомнились и отправили жидкость на экспертизу. В четверг, 9 сентября, пришли предварительные результаты: соляная кислота была неингибированной! То есть раствор, скорее всего, был не слабым, а очень сильным.

«Пока результаты лишь предварительные, — не торопится с выводами главный врач Сокольской СЭС Геннадий Войчишин. — Фирма „Галатея“ давно работает на рынке поставки химикатов и очень хорошо себя зарекомендовала. О том, что кислота не соответствовала стандартам, говорить рано. Подождем делать окончательные заявления».

Подождем. Тем более и следствие не торопится обвинять кого-либо. В прокуратуре возбуждено дело по статье 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности» (пункт 2), где оговорено, что смерть наступила вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Только вот кто это «лицо» — совсем непонятно…

На фото 1 и 2: Пожарные промывали канализационную систему детсада, из которого были эвакуированы дети, содовым раствором.

На фото 3: Светлана Юренская на свой страх и риск закрыла детсад — и спасла детей.

На фото 4: Наташу Суховскую спасти не удалось.

На фото 5: Зам. главы районной администрации Петр Шутов: «Мы действовали строго по инструкции!».

На фото 6: Одна из пострадавших — завхоз детдома Вера Гаврилюк.

На фото 7: Белый «Кларус» прокурора области перед закрытым зданием администрации района.

65
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.