«Мефодий» из Великого Устюга

№47 (376) от 24 ноября 2004 г.

Таким увидела образ Серафима Пермского московский скульптор Т. Соколова. Этот горельеф расположен на восточном фасаде Храма Христа Спасителя.

Вологодчина подарила России не только Деда Мороза, но и одного из наиболее почитаемых Православной Церковью святых — Стефана Пермского.

Миссионер, борец с язычеством, наконец, иконописец и составитель зырянской азбуки, он вступил в борьбу с идолами предков современного народа коми и… победил!

Будущий святитель появился на свет в семье Симеона по прозвищу Храп, виртуозно исполнявшего на клиросе великоустюгского Успенского собора церковные песнопения. С семи лет Стефан грыз гранит наук в родном городе, познал «грамматическую хитрость», поверил в силу книжного слова и строил планы продолжить дело отца.

Шел далекий XIV век, известный очередным переделом российских территорий. Устюг входил в Двинскую землю, где власть отвоевала у Новгорода Москва, обложив население дополнительными налогами. А рядом, как островки, были разбросаны поселения западных пермяков. Устюжане называли их зырянами и часто встречали на торговой площади родного города. Наш герой любил беседовать с чужаками, просил объяснить непонятные ему слова и незаметно для себя вдруг заговорил на чудном пермском наречии.

Рождение языка

Молодой человек, едва перешагнувший 20-летний возраст, принимает иноческий постриг в монастыре Григория Богослова, пожелав сохранить имя, данное ему родителями при крещении. Будущий святой осваивает греческое письмо. Теперь он владеет тремя языками — явление не столь редкое в древнем Киеве, но совершенно исключительное на московском Севере. Останавливаться на достигнутом — удел слабых, — считает Стефан и стремится к своей цели. Надо сказать, задача перед ним стояла не из легких.

Стефан готовил настоящий переворот. Он сделал для зырян то, что Кирилл и Мефодий — для всех славян: сочинил из 24 букв зырянский алфавит, положив в основу греческую азбуку, а незнакомые слова просто написал новыми буквами. Теперь Стефан мог перевести тексты богослужений и часть Священного Писания на созданный им язык.

Плакала береза…

Получив благословение от митрополита Алексия, осенью 1379 года просветитель отправляется в языческую страну Пермь. В ту пору главным божеством зырян была Золотая Баба — камень в виде старухи с двумя младенцами. Суеверные люди убивали своих лучших оленей и их кровью мазали рот и глаза истукану. В благодарность Золотая Баба отвечала на вопросы любопытных о тайнах судьбы. Люди боготворили Солнце, Огонь, Воду, Камни и Деревья, верили в добрых и злых духов.

Зыряне подозрительно и весьма враждебно относились ко всему, исходившему от Москвы. Многие готовы были даже убить христианского проповедника, но напасть первыми не хватало духу. По легенде, в поселении Усть-Вымь подвижник сразился со святилищем, где росла огромная «прокудливая» береза. Стефан сек ее топором и пытался сжечь дерево. Лишь на третий день он закончил борьбу, вызвав своим поступком злость язычников.

Незамедлительно приплыли на лодках около тысячи вооруженных человек, настроенных весьма враждебно, но месть не состоялась. Войско ослепло. Стефан милосердно пообещал мужчинам прозрение в том случае, если они вырубят лес в округе под строительство православного храма. Так появилась на Усть-Выми первая церковь — Благовещенская.

А пень от уничтоженной березы святитель использовал вместо престола в алтаре очередного возведенного им храма. Удивительно то, что уже в XVIII веке при его перестройке местное население разобрало пенек по кусочкам на память, столь сильны оказались традиции предков.

Сквозь огонь, воду и медные трубы…

Все поражало зырян в пришельце. В первую очередь они дивились его безразличию к богатству, ведь подношения идолам в качестве пушнины и золотых украшений Стефан безжалостно отдавал на съедение огню. Языческие заклинания не приносили ему абсолютно никакого вреда.

Однажды святой Стефан долго спорил с языческим волхвом Памом. Они долго убеждали друг друга в совершенстве своих богов, но каждый остался при собственном мнении. Тогда устюжанин предложил сопернику испытание огнем и водой: вместе пройти сквозь костер, после чего опуститься в одну прорубь и выйти через другую. Пам имел неосторожность согласиться. Когда зажгли хижину на окраине селения и Стефан взял волхва за руку, старый колдун испугался. Народ единогласно постановил — казнить обманщика, долгие годы выдававшего себя за кудесника, а на самом деле морочившего им головы. Лишь милосердный Стефан не допустил кары и отпустил его с миром.

Хлеба — налево, хлеба — направо

В 1383 году была учреждена Пермская епархия — четвертая на Севере и 18-я на счету Русской Церкви. Перед духовной властью встал вопрос — кого поставить первым епископом? Достойнее Стефана кандидатуры не нашлось.

Зырянскую азбуку составил наш земляк из Великого Устюга.

Возвращаясь из столицы в Усть-Вымь, новоявленный владыка посетил родной Устюг. В его честь звенели все колокола города. Несмотря на зимний холод, стар и млад с иконами, хлебом и солью вышли встретить великого земляка. Он же молча перешагнул порог церкви, в которой молился в юности, узнал своих учителей, и слезы выступили на глазах правителя Пермской епархии.

Прошло три года. Новая должность, как ладно сшитый кафтан, пришлась впору Стефану. Но приближался страшный и неумолимый враг — голод. Заморозки уничтожили урожай, в результате резко возросли цены на хлеб, и святитель… открыл свои закрома. Он раздавал деньги и личные запасы хлеба нуждавшимся. Стефан закупал зерно в Устюге и Вологде. Даже Московский князь Дмитрий Донской, тронутый плачевным состоянием зырян, по просьбе епископа на год освободил их владения от уплаты налогов, более того, щедро вознаградил за понесенные убытки.

Часовня Святого Креста

Рассказывают, что однажды Стефан проехал мимо Троице-Сергиева монастыря, решив посетить его на обратном пути. Он просто остановился на дороге, прочитал молитву и в знак признательности поклонился в ту сторону, где виднелась обитель. 10 километров отделяли его от Сергия Радонежского, но тот почувствовал приветствие, прервал трапезу, поднялся и поблагодарил Стефана.

Кстати, в Троице-Сергиевой лавре помнят этот случай и сегодня: в честь неординарного приветствия двух монахов братия встает во время обеда и молится. На месте кратковременной остановки Стефана впоследствии возвели часовню Святого Креста. Здесь по прошествии двух столетий троицкие иноки благословили князя Дмитрия Пожарского и Козьму Минина на освободительный поход в защиту Москвы от польско-литовских интервентов.

Слава о Стефане Пермском распространялась и как об иконописце. Несколько икон, выполненных его рукой, уцелели. В частности, икону Святой Троицы с надписями на зырянском языке можно увидеть в экспозиции Вологодского музея. Ее изначально называли путешественницей. Дело в том, что пермяки неоднократно пытались перенести этот образ из Вожемской церкви в другой храм, но икона каждый раз самостоятельно возвращалась на прежнее место, куда ее определил иконописец-епископ.

Стефан Пермский закончил свой жизненный путь 26 апреля 1396 года. Его с почестями похоронили на царском дворе (ныне территория Московского Кремля), а в ранг святых возвели только в XVII веке.

24
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.