Утонем в…?

№50 (379) от 16 декабря 2004 г.

Это не земля, это тот самый кек. Глубина болота, заполненного им, — несколько метров.

Областному центру грозит экологическая катастрофа. Количество отходов канализации, скопившихся на очистных сооружениях, превысило всякие нормы. В случае сильного паводка всю эту дрянь смоет в реку Вологду.

Ежедневно Вологда «производит» по 150 тысяч кубометров отходов канализации, которые специалисты ЖКХ пытаются нейтрализовать на очистных сооружениях на ул. Элеваторной.

Систему очистки стоков условно можно разделить на два этапа. На первом из жидкой субстанции после прохождения через огромное количество химических и биологических фильтров отделяется вода. Отфильтрованная жидкость, как уверяют коммунальщики, становится относительно чистой и ее можно без опасности загрязнения окружающей среды сливать в реку.

Куда девать отходы?

На втором этапе коммунальщики еще больше уменьшают объемы оставшейся гущи. В цехе механического обезвоживания на прессе немецкой фирмы «Bellmer» от оставшегося количества стоков снова отделяют воду. В специальных емкостях разбавляется вещество флокулянт, позволяющее отделить от воды концентрированную обезвоженную гадость (так называемый кек или иловый осадок), который на транспортерных лентах перемещают в специальный бункер. Затем кек загружается в самосвалы и вывозится в искусственные хранилища.

Именно этот иловый осадок сейчас вызывает головную боль у коммунальщиков многих крупных российских городов. Дело в том, что эту зловонную кашу абсолютно некуда девать. На вологодских очистных сооружениях есть 22 «карты» — огромные емкости, которые можно заполнять иловыми осадками. В идеальном варианте они должны быть пустыми и в экстренной ситуации, если немецкий пресс забарахлит, на время его ремонта густые отходы можно сваливать туда.

Емкость всех иловых карт способна вместить такое количество кека, которое Вологда вырабатывает за 2 месяца.

Заречье превратили в туалет

Однако в реальности все более мрачно. Из 22 ям более-менее свободны на сегодня всего две. Остальные заполнены до отказа. Куда вывозить иловые отходы, которых после обезвоживания остается 1500 кубометров в сутки, мало кто представляет.

Зимой прошлого года коммунальщики подкинули «вонючий» сюрприз жителям Заречья, когда вывезли почти 30 тонн илового осадка на городскую свалку на ул. Мудрова. Специалисты ЖКХ, видимо, предполагали, что закидают эту гадость мусором, который будет в состоянии перебить смердящие ароматы. Но запах кека оказался непобедим. В итоге вся заречная часть города почти месяц по запахам напоминала огромный общественный туалет.

Подпольный сброс

Забив иловым осадком почти все «карты», коммунальщики заполнили им еще и небольшое болото, которое находится на территории очистных. Вокруг него, правда, насыпали из опилок дамбу, ограждающую от реки Дулевки, впадающей в Вологду (чуть ниже по течению от областного центра).

Но опилочная насыпь со временем проседает, и вероятность попадания кека в речку становится все больше.

Причем люди, которые работают на очистных, говорят, что каждую весну, особенно в сильный паводок, часть гадости и без того смывается водой. А несколько лет назад вообще произошел ужасный случай. Один экскаваторщик — то ли по просьбе руководства, то ли по собственной инициативе — прокопал в дамбе небольшой канал, чтобы часть кека ушла в речку. Видя, что вонючая жижа постепенно уходит, мужик направился в строительный вагончик пропустить стакан-другой водочки. А когда вернулся, увидел, что маленькая канава превратилась уже в огромный ручей.

Течение оказалось настолько сильным, что опилки, которыми пытались заткнуть брешь, не выдерживали напора и тоже смывались в реку. Тогда работники пригнали старенький трактор и загнали его в промоину. А чтобы все выглядело прилично, закидали трактор сверху все теми же опилками. Сколько иловых осадков за это время попало в реку, страшно представить.

Еще работники очистных мрачно шутят: мол, это болото — идеальное место, где можно прятать трупы. В случае чего никакой водолаз не полезет искать тело в вонючую жижу. А глубина болота, по словам рабочих, не метр и не два. Ходят слухи, что такие случаи уже были…

Удобрение или отрава?

Казалось бы, иловые осадки — прекрасное органическое удобрение, которому будет рад любой дачник. Еще несколько лет назад ил целыми самосвалами вывозили на колхозные поля и продавали дачникам. Но в последнее время работники санэпиднадзора позволяют вывозить его только в лесопарковую зону. И то — подальше от города, чтобы жителей окраин не смущал смердящий запах.

К тому же, с точки зрения экологии, такая органика довольно сомнительна. В ней может содержаться все что угодно вплоть до примесей тяжелых металлов и болезнетворных организмов, которых по канализационным трубам шастает множество. Хотя работники СЭС, периодически проверяющие кек с вологодских очистных, уверяют, что тяжелых металлов в нем нет.

Кроме того, осадки из-за огромного количества примесей самостоятельно не перепревают, как это происходит, к примеру, с навозом. Кек может пролежать без изменений в земле не один год.

Во многих крупных городах коммунальщики понятия не имеют, что делать с иловыми осадками. Строительство специальных полигонов ситуацию вряд ли разрулит. Если вблизи Вологды соорудить несколько мест захоронения кека, будущие поколения вологжан рискуют захлебнуться… понятно в чем.

В Питере, такие осадки, к примеру, пытались сжигать в печах. Но «зеленые» подняли настоящую бучу. Как оказалось, при сжигании кек выделяет сильный яд — диоксин, и по степени опасности маленький завод по сжиганию илового осадка выделял гадости не меньше, чем какой-нибудь металлургический гигант. Под давлением экологов заводы закрыли.

Безнадега.ру

Над утилизацией кека бьются целые институты. Сейчас один из московских вузов разработал свою технологию переработки сточных вод. В специальных емкостях ил сушат при высокой температуре. В результате, в зависимости от состава осадков, получают либо стеклогравий, который можно использовать в строительстве, либо минеральные удобрения, не содержащие тяжелых металлов.

Впрочем, такой перерабатывающий завод стоит немалых денег, которых у нашего ЖКХ нет. Коммунальщики не могут вовремя расплатиться даже с подрядчиками, работающими по договору на очистных («Вологодская коммерческая компания» и Сосновский ПМК). Так, вологодский «Водоканал» только одной из этих организаций задолжал уже 6 млн. рублей. А ему — в свою очередь — не выделяет деньги ЖКХ.

Что произойдет, если эти фирмы откажутся работать в долг, страшно представить…

70
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.