Череповецкий охотник Василий Румянцев за юбилейным, 80­-м волком гонялся почти пять лет!

№9 (390) от 10 марта 2005 г.

Волчий оскал не пугает виртуоза­-охотника.

«Ты, волк, сер, а я, хозяин, — сед», — с этими словами профессиональный охотник Василий Румянцев отправляется в лес.

18 километров от ближайшей деревни в Кирилловском районе до волчьих троп, столько же обратно. Девять дней с утра до вечера Василий с местным егерем выслеживали волчицу.

Территорию с волчьими следами оградили веревкой с флажками. «Я знал, что зверь выбежит на меня, все рассчитал», — вспоминает охотник.

Наконец кусты зашуршали, раздвинулись, и перед Василием появилась ОНА: глаза горят огнем, шерсть дыбом, в раскрытой пасти — острые клыки… Увидев охотника, волчица и не думала убегать — замерла в 20-ти метрах. «Я уложил ее с первого выстрела, но для верности пульнул еще разок», — вспоминает Василий.

Первоклассник с ружьем

Войну серым хищникам Василий объявил еще в детстве. До сих пор он вспоминает слезы матери, когда однажды волк, забравшись в овчарню, уничтожил всех овец. А на следующий год задрал их любимую лошадь. Тогда, в 30-е годы, кобыла стоила дороже «Жигулей».

Редкий волк уйдет живым после встречи с Василием Румянцевым.

«Она кормила всю семью, а тут ее съели. Разве я мог простить такое серым?!» — и семилетний малец вышел на тропу войны.

Уже в первом классе Вася выпросил у знакомых ружье, которое было больше его самого, и уходил в ночное — сторожить от волков табун лошадей. Тогда впервые на него вышел выводок из 9 серых хищников. «Это было так страшно… — заядлый охотник морщит лоб, — мы пальнули в них — волки бросились в лес, а мы с криком — в деревню».

Капкан — дело тонкое

Не забросил он охоту и взрослым, когда устроился на Череповецкий металлургический комбинат. На все выходные и праздники уезжал в лес. Проверял старые капканы и ставил новые, ночевал в лесных избушках…

Бывало, по 70 километров за сутки на «Буране» проезжали. Правда, на технике обычно едет егерь, а Василий прицепляет веревку к транспорту, берет ее в руки, встает на лыжи — и вперед, за машиной! «Буран» пенек объедет, а я не успеваю и лечу, случалось, головой в сугроб». Сколько лыж сломал — не считал, а сам, как заговоренный, не получил ни одной травмы.

Из десятка следов на снегу Василий научился безошибочно распутывать именно отпечатки волчьих лап. Он узнал, что у волков в лесу есть свои «магистрали» — тропы, где они ходят постоянно. Именно там и ставит капканы.

По его словам, капан — это целое искусство. От механизма не должно пахнуть железом, дымом или человеком. Поэтому сначала его вываривают, обмазывают смолой и кладут в мешок, набитый еловыми ветвями. Достают его оттуда только крючком и в специальных рукавицах. Иначе волки учуют «сюрприз», и лапы их там не будет.

«Бывает, больше недели ищешь волчьи тропы, а потом ставишь ловушку», — делится наблюдениями мастер.

Но волк — существо умное, и нередко зверь вырывается из капкана. Иногда даже отгрызая собственную лапу! Однажды серый перегрыз привязь и две недели гулял по лесам с железом на лапе.

За 65 лет Румянцев научился даже подзывать к себе волков: «Беру специальный рожок, выхожу в лес и начинаю в него трубить». Серые откликаются воем, медленно приближаются к охотнику.

«Как-то мы волка так загоняли, когда устраивали облаву, что он лег под дерево и спокойно дожидался, пока мы подойдем и его застрелим», — вспоминает охотник. Но такое случается, конечно, крайне редко. Так просто волк свою жизнь не отдаст.

Не женское это дело

«Легче 10 волков отстрелить, чем одну рысь», — Василий кивает на чучело головы дикой кошки на стене. Это уже восьмая, как и все предыдущие, она попала в ловушку.

Первая рысь нарвалась на капкан, поставленный семилетним Василием на зайца. Вытоптала до земли весь снег около капкана, но сдернула его с лапы и ушла на свободу. Вторая, чтобы освободиться от капкана, залезла на осину и спрыгнула с дерева. Капкан развалился, зверь ушел.

Альбина, жена Василия, тоже не оставалась в стороне от его увлечений, ходила в лес вместе с ним. Однажды на охоте прямо на нее из кустов выбежал волк. «Я закричала изо всех сил», — рассказывает Альбина Румянцева. Оглушенный волк за секунду испарился, нырнув под ветки, а Василий еще долго успокаивал супругу.

Такую дикую кису поймать сложнее, чем 10 волков.

«Тамбовский волк» ему товарищ!

Благодаря хозяину в семье Румянцевых всегда есть мясо, тушенка и меховые шапки на выбор. За сезон Василий добывал по 18 лисиц, а белок, зайцев, куниц и всякой «мелочи» вроде гусей и других птичек — даже не считает. «Я охотник широкого профиля», — говорит о себе Василий и кивает на шкуру медведя.

Квартира у него напоминает музей. На деревянной палочке сидит нахохлившийся воробьиный сычик (его полуживого Василий нашел в лесу, но спасти не сумел). А вот ястреб-тетеревятник. Рядышком, зажав в лапках шишку, притаилась белочка, напротив склонил голову набок глухарь.

Даже обычная карандашница в доме охотника сделана из лапы лосенка, прямо с копытом. А вот один из показательных подарков охотнику — бутылка водки «Тамбовский волк» в форме серого зверя.

«Пока смогу, буду их отстреливать, — заявляет охотник. — Ведь если мы не станем уничтожать волков, они будут уничтожать нас…»

39
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.