Сердца четырех

№15 (396) от 21 апреля 2005 г.

Александра (слева) забрали на фронт прямо с работы, а выбравший карьеру военного Алексей (справа) попал под бомбежку.

У вологжанки Надежды Шауч война навсегда отняла четырех братьев.

В День Победы Надежда Александровна пойдет поминать их не на кладбище, а в вологодский краеведческий музей.

Здесь со стенда в одном из залов на нее смотрят с фотографий все четверо: Саша, Алеша, Коля и Георгий. Словно живые…

На четверых — лишь две похоронки да несколько скупых строчек в «Книге Памяти» — вот и все, что оставила война от большой и дружной семьи Подхомутовых.

Александр

Когда началась война, сама Надя Подхомутова (сейчас она Шауч) была совсем девчонкой — ей исполнилось всего 13 лет. Однако и сейчас, по прошествии более полувека, она отчетливо помнит те дни. Некоторые — до мельчайших подробностей.

Семья жила в деревне Яминово, которая сейчас входит в черту города, около переезда на улице Конева, что в народе зовется «тоннелем». Почти все Подхомутовы работали до войны на железной дороге.

«Александра (он уже взрослый был, мы его так называли) взяли на фронт в ноябре 1941 года прямо с работы. Даже домой не отпустили, попрощаться с семьей не дали, хотя идти-то всего 20 минут было», — вспоминает Надежда Александровна.

Попрощаться со старшим братом ей удалось случайно. «У меня глаза весь день болели, пошла в поликлинику. Иду, вдруг голос знакомый окликнул: «Надя!..» Оборачиваюсь — а это Александр в военной уже форме. Дал мне пачку тридцатирублевок, расчет, наверное, на работе выдали. «Как же так?», — только и смогла спросить». Кто мог знать, что это последние слова, которые Надя сказала брату… Пока девочка бегала за отцом, железнодорожников уже увели.

Еще раз встретиться с Сашей ей довелось через несколько дней, перед самой отправкой на фронт. Разговора, правда, не вышло. Солдаты проходили строем, и посмотреть на брата можно было только издалека. «Запомнилось, что в шинели был и в буденовке. А из кобуры вместо пистолета… тряпка торчала. Может, полотенце какое. Вот так и защищались в начале войны», — рассказывает Надежда Александровна.

И все. Даже с родителями не дали проститься. Александр сгинул где-то под Ленин-градом. «Два письма всего от него получили, в дороге писал. Даже не помню, что в тех письмах было. Вроде как дорогой ехал».

Алексей

Алексей, в отличие от других братьев, связавших жизнь с железной дорогой, выбрал карьеру военного. Хотя до службы, куда ушел в 1936 году, тоже работал на Вологодском вагоноремонтном заводе. Танкист, офицер, в мае 1941-го он приехал в свой последний отпуск на родину. В те предвоенные дни вся семья последний раз собиралась за праздничным столом.

В одном из своих писем перед самой войной Алексей писал родным, что если все будет хорошо, то он демобилизуется в октябре 1942-го года и вернется в Вологду.

Однако судьба распорядилась по-другому. Как раз в октябре 42-го Алексей погиб. После битвы под Москвой его отправили на Урал — в Челябинск за новыми танками. По дороге назад состав попал под бомбежку под Тверью. В извещении о смерти написано просто: «Младший лейтенант Алексей Подхомутов, не доезжая до госпиталя, умер от ран».

«Мне уже потом девчонки-зенитчицы рассказали, как все было: «Мы, мол, успели со своими пушками проскочить, а эшелон с танками разбомбили полностью», — вспоминает Надежда Александровна, показывая старую фотографию. На ней — два родных брата: Леша и Александр. Оба молодые, красивые. Кто тогда мог знать, что через несколько месяцев их обоих навсегда заберет война.

Место, где похоронили Алексея, тоже известно. Город Осташков Тверской (тогда еще Калининской) области. Раньше каждый год на День Победы Надежда Александровна ездила туда помянуть брата. Только вот в последние годы не удается побывать на могиле. Проезд стал слишком дорогим, на пенсию не особо разъездишься. Да и с годами все тяжелей такие поездки.

Несмотря на то, что есть и точная дата гибели Алексея — 22 октября 1942 года, и даже место захоронения — могила под № 13 в мемориале, в «Книге Памяти» Вологодской области танкист Подхомутов почему-то до сих пор числится как без вести пропавший.

Николай

Коля из всех братьев Подхомутовых погиб самым первым, успев повоевать лишь до начала осени 1941-го года. И провожали его не на фронт, а просто в армию. Парня, работавшего слесарем на вагоноремонтном заводе, взяли служить срочную службу за день до войны — 21 июня.

Николай был весельчак и гармонист. Редко какой праздник обходился без его гармони. Последний раз он играл на ней, когда, Алексей приезжал в отпуск перед самой войной.

Коле выпало служить под Ленинградом. Как оказалось, совсем близко от старшего брата Александра. Однако братья даже не знали, что воюют рядышком. Вся связь была через отца, Александра Алексеевича. А скоро ли он всем отпишет: работы в начале войны было много и в тылу.

Письмами родных Коля тоже не баловал. Неизвестно даже, в каких войсках служил. Вот одно из его писем: «Стираю белье на берегу Невы, чего дома никогда не делал». (В Вологде все большое семейство обстирывала мать. Братья занимались сугубо «мужской» работой).

Последнее письмо от Коли получили в августе. Откуда в «Книге Памяти» взялась запись, что он погиб 25 октября 1941 года под Нижней Дубровкой, Надежда Александровна не знает.

Георгий

Самый младший, Георгий, ушел на войну в 1943-м, когда ему едва исполнилось 18 лет. Так же, как и старшие братья, он хотел стать железнодорожником. Учился в железнодорожном училище.

Когда братья ушли на фронт, Надежде тоже пришлось работать, чтобы помогать семье. Устроилась в бюро контроля почтовых переводов.

Георгия сначала отправили в Архангельск, учиться на пулеметчика. Оттуда и письма писал. Хвалил сестру за то, что работает, родителям помогает.

Вестей от младшего брата было меньше, чем от остальных. Родные не знали даже, где тот воюет. Потом уже, после смерти Георгия, выяснили, что он бил фрица на Украине, под Полтавой. Извещение о смерти пришло в 1943-м: «Похоронен в селе Решеты Полтавской области».

Четверым братьям так и не удалось встретиться в окопах Великой Отечественной.

Выяснилось также, что, когда младший брат ехал из Архангельска на фронт, его состав останавливался в Вологде. «Эх, знать бы, что Георгий будет проезжать, неужели бы не вышла, чтоб повидаться», — сокрушается Надежда Александровна.

* * *

Смерть четырех сыновей подкосила и без того слабое здоровье Александра Алексеевича. Он ушел на инвалидность, но все же продолжал работать — надо было поднимать двух дочерей. Много лет отец пытался выхлопотать пенсию за погибших сыновей, но ее так и не дали. Нет, говорят, подтверждения, что все погибли. До сих пор, по словам Надежды Александровны, их семья не дождалась в Вологде ни соболезнований, ни поддержки.

А вот Тверской военкомат женщина вспоминает с благодарностью. Когда стало известно, что Алексей похоронен в Осташкове, военные постоянно приглашали Надежду Александровну туда на День Победы, бронировали место в гостинице. Правда, в последние годы у вологжанки нет возможности съездить в Осташков — не хватает денег. Теперь ее мечта — хотя бы еще разок побывать у братской могилы в этом городе, где среди 800 погибших солдат покоится и прах ее брата Алексея.

Фотографии своих братьев — практически единственную о них память — Надежда Александровна отдала в вологодский краеведческий музей. «Обязательно пойду туда 9 мая, — говорит она. — Цветов в музей не возьмешь — под стекло их не положишь, так хоть просто так постою…»

40
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.