Губит людей не пиво!

№20 (401) от 26 мая 2005 г.

Во времена «сухого закона» приходилось искать укромное местечко, чтобы поднять тост.

На минувшей неделе исполнилось 20 лет печально знаменитому «сухому закону» Михаила Горбачева.

Памятный Указ «Об усилении борьбы с пьянством» был опубликован в газете «Правда» 17 мая 1985 года и вступил в действие с 1 июня 1985­-го.

Указ нанес разящий удар как по экономике страны, так и по «имиджу власти» (как теперь принято говорить). Казна лишилась львиной доли «водочных» доходов, составлявших весомую часть бюджета. «Перегибы на местах» привели к ликвидации значительной части винодельческих хозяйств, вырубке виноградников. Новый вождь Страны Советов Михаил Горбачев поспешил «перевести стрелки» на «консерватора» Егора Лигачева, якобы бывшего инициатором Указа.

Еще шесть лет алкоголь был притчей во языцех даже в тех семьях, где спиртного отродясь не пили. Талоны на водку, километровые очереди, любой праздник становился проблемой… Дефицит сахара привел к тому, что и более-менее приемлемые по качеству напитки кустарного производства сделать было не из чего. Не счесть людей, карьера которых оборвалась лишь потому, что на юбилее позволили себе выпить пару стопок, вышли на улицу и попали в «хмелеуборочный комбайн». И сейчас кажутся совсем уж фантастикой «безалкогольные» свадьбы, украшавшие телешоу «Прожектор перестройки» и «Время».

По наследству от «сухого закона» в наши дни перешла привычка пить все, что горит, лишь бы в голову давало — хоть дихлофос с пивом. «Бомики», «Трои», стеклоочистители — наследие 1985-го года. Как и приверженность водке — в алкоголе по-прежнему ценится в первую очередь количество «градусов».

Из вынужденной «трезвости» народ кинулся в другую крайность. После ликвидации СССР спиртное стали продавать чуть ли не в «Детском мире». И по сию пору многие считают возможность приобрести «крепкую» в любое время одним из достижений «нового русского капитализма».

Комментарии

Андрей Патралов, руководитель Центра научно­социальных исследований:

— Для меня этот закон вступил в силу ровно на один день раньше, чем для всей страны. 31 мая 1985 года я защищал кандидатскую диссертацию в московском педагогическом институте. А назавтра, 1 июня, закон вступал в силу.

После защиты я, по сложившейся традиции, пригласил всех членов ученого совета в столовую, на банкет. Но принять участие в банкете они отказались все, как один. А все потому, что ректор института предупредил, что любой может попытаться обменять свою научную карьеру на бокал шампанского, но за последствия он ответственность не несет.

В результате мне, аспиранту, получавшему 91 рубль в месяц, удалось сэкономить на банкете. И за это я Горбачеву очень благодарен.

Владимир Жеренков, предприниматель:

— Хоть и негативно отношусь к Горбачеву, за Указ 1985­го года ему благодарен. Некоторые мои коллеги стесняются этого, но я говорю без обиняков — тем, чего добился, обязан «сухому закону».

Да, я трудился на так называемой «трассе» — вечерами продавал водку на «точке» у кинотеатра. Зарабатывал столько, что, будучи еще студентом, смог купить кооперативную квартиру, машину взял «восьмерку» — самый писк по тем временам. Первые большие деньги, которые потом вложил в дело, заработал на водке и не стыжусь. В торговле мы брали водку по 13­14 рублей (при госцене в 10 рублей), перепродавали по 20 рублей, а в пиковые моменты — допустим, когда были перебои с поставками в магазины, и по 35 рублей за бутылку.

По талону тогда можно было купить только две бутылки водки в месяц на человека. Ну, если свадьба или похороны — сразу ящик. Все, конечно, решали личные связи с заведующими магазинами, столовыми. Частенько и фальшивые талоны «вбрасывали». Милиция особенно не гоняла — на уровне местных все было «замазано», но, на всякий случай, больше двух бутылок при себе не держали — прятали неподалеку от «трассы».

15
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.