Битва за землю

№28 (409) от 20 июля 2005 г.

Тот самый домик на Новгородской, который стройке пришлось огибать.

На строительном рынке Вологды назревает проблема — свободные площадки, которые можно использовать под застройку, использованы практически полностью. Через пару лет строить на пустырях станет невозможно.

Конечно, в Вологде полно старых деревянных домов.

С одной стороны, они абсолютно непригодны для жизни, тем более комфортабельной. С другой, не вписываются в современный городской «ландшафт». С третьей, находятся в микрорайонах с готовыми коммунальными сетями и инфраструктурой, что способствует более низкой стоимости возводимых зданий.

Почему же строители не пользуются такой, казалось бы, прекрасной возможностью? Ответ на этот вопрос можно найти в маленьком домишке по улице Новгородской, который режет глаз своими скособоченными стенами и провалившимся порогом, стоя посреди современных высоток.

Без компромиссов

Его хозяин отказался пойти на компромисс с застройщиком и, несмотря на то, что ему предлагали большую трехкомнатную квартиру в новом доме, потребовал еще несколько квартир.

За такой домишко граждане требуют 3 однокомнатных квартир, одну «двушку» и одну трехкомнатную квартиру общей стоимостью в 2300000 рублей.

С человеческой точки зрения такой ход вполне понятен: земля в районе улиц Ленинградская–Костромская–Новгородская стоит дорого, а желание помочь с квартирами всем своим детям-внукам-прочим родственникам весьма горячо. Как не использовать такой волшебный шанс в виде фирмы-застройщика, имеющей большие планы и немалые деньги на их реализацию.

Однако подобный шантаж проходит далеко не всегда. В случае с жильцом «деревяшки» по Новгородской застройщик пошел на принцип и отказался выполнять явно завышенные требования. Планировку дома поменяли и построили его углом. Теперь к деревянному недоразумению среди высоток водят экскурсии тех, кто выдвигает строителям нереальные условия. Мол, либо компромисс, либо ваш дом станет никому не нужным.

Понятно, что деревянный домик на Новгородской не удастся продать уже никогда. А если вдруг и найдется какой-то экстремал, приобрести за вырученные деньги трехкомнатную квартиру в новом доме точно не получится.

«Я часто привожу в пример этот случай, — говорит финансовый директор фирмы-застройщика «Вологдаагрострой» Рустам Сулейманов. — Вот он, факт. Человек не захотел договариваться и остался ни с чем».

Хотят строить? Пусть платят

Не секрет, что в Вологде и в других городах прописка в ветхое жилье под снос является одним из популярных видов легализованных мошенничеств. Настолько популярным, что, например, в Москве одних мошенников уже обманывают другие: запускают слух, что в данном районе будет строиться комплекс, и продают ветхие домишки по тройной цене. Потом, правда, при встрече с реальностью грезы об удачной сделке тают.

В Вологде хватает деревянных районов, которые постепенно исчезают с лица города. Дома горят, их выжигают, а погорельцев ставят в очередь, которая очень медленно двигается («Премьер» об этом пишет с завидной регулярностью). Поэтому явление застройщика народу в деревяшках — сегодня единственно реальный шанс получить жилье в Вологде.

Неудивительно, что многие строительные организации пока предпочитают не связываться с расселением и строят на пустырях (например, «Стройиндустрия», «Индау»). Те, кто связывается с расселением («Вологдастрой», «Вологдаагрострой»), прекрасно понимают, что по сути они сильно помогают властям и городу: строят на месте аварийных деревяшек благоустроенные дома и решают жилищные проблемы вологжан.

Рустам Сулейманов считает, что в данном случае государство должно поддерживать такие коммерческие структуры, занимающиеся решением социально-экономических проблем.

Оборот квартир в природе

Механизм такой поддержки довольно прост. Не секрет, что любая строительная организация, возводящая дома, 6 % квартир отдает городу. Именно это жилье используется на выполнение разных федеральных законов. Из них выделяются квартиры, к примеру судьям, погорельцам, чернобыльцам и ветеранам, — то есть представителям всех тех категорий, которым положено это по закону. Абсолютно понятно, что при этом всем нуждающимся квартир не хватает.

«Если бы эти 6% город пускал в основном на расселение, проблема бы решалась намного проще», — говорит Рустам Сулейманов.

Арифметика крайне проста. Предположим, фирма строит дом на 200 квартир. Искомые шесть процентов — это 12 квартир. Если пустить их не на городские «нужды», а на расселение хотя бы одной деревяшки, то на этом месте можно построить еще один большой дом, с которого город вновь получит свои законные 6 %. Снова пустить их в «оборот», на расселение. И на месте еще одного-двух убогих домов вырастет красивое здание, в котором получат квартиры сотни людей. И вновь останется резервный фонд для государства.

Выгода для города очевидна — строительство новых домов — это не только квартиры для жителей. Это и рабочие места, и высокие зарплаты рабочим, и налоги в казну. И придание городу современного красивого вида, который не портят развалившиеся и полусожженные деревяшки.

Доверяй, но проверяй

Сегодня «Вологдаагро-строй» собирает данные о людях, которые претендуют на расселение. И это говорит о том, что застройщик — далеко не наивный дяденька, который готов выполнить любую жилищную мечту.

«По информации ведь сразу видна истинная картина. Вот человек, который прописан в «деревяшке», продает всю собственность и начинает снимать квартиру. Затем он приходит к нам и говорит: мне жить негде, дайте мне жилье. И таких очень много», — говорит Сулейманов. Сегодня «Вологдаагрострой» расселяет район деревяшек за ДК ПЗ, где возводится строительный комплекс. Расселение идет непросто.

Рустам Сулейманов убежден, что власти должны помогать застройщикам.

«Вологдаагрострой» пытается решить проблемы мирным путем. Но за домишко, который независимый оценщик оценил в 700 тысяч рублей вместе с земельным участком, прописанные там граждане требуют 3 однокомнатных квартиры, одну двушку и одну трехкомнатную. При этом никто в доме не живет.

«А прописано в них три семьи. У каждого свои проблемы — сын бесхозный, внук больной. Мне их жалко, но я же экономист! У меня есть только 6 % фонда для расселения, которые нам учитывает город. То есть это из 130- квартирного дома — несколько квартир на 6 домов. А мы предлагаем вам три однокомнатных квартиры на три семьи. На этом наши возможности кончаются!» — рассказывает Рустам Нурматович.

И таких домов сегодня у «Вологдаагростроя» — шесть. Несколько людей уже переехали в собственные квартиры — при этом в новых домах по соседству. Например, бабушка из дома по Говоровскому переулку, которую в принципе можно было переселить в 2007 году. Интересно, что именно ее родственники, а не она сама, настаивали на требовании нескольких квартир.

Ситуация разрешилась только потому, что был ноябрь, и бабушка стала замерзать в доме, где было холоднее в то время, чем на улице. Так что у людей всегда есть выбор. Главное — не упустить время, когда еще можно выбирать.

P.S. Мы связались с людьми, которых пытаются переселить из деревяшек в районе Говорово, но жильцы отказались комментировать сложившуюся ситуацию.


решили заняться бизнесом и открыть салон красоты? Хотите чтобы в вашем заведении было только лучшее и проверенное оборудование, которое давало бы возможность предоставлять много услуг? Не знаете, где можно приобрести качественное оборудование для салонов красоты? Добро пожаловать на сайт rms-beauty.ru. Читайте больше информации, узнавайте стоимость предлагаемого оборудование для салонов красоты, читайте отзывы и удачной вам покупки!

106
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.