Банки раздора

№30 (411) от 2 августа 2005 г.

Пчеловода из Устья­Кубенского Нину Попову аж трясет от возмущения.

С конца июля мед на центральном городском рынке Вологды продают только в тару покупателей.

Дирекция рынка считает, что защищает интересы потребителей. А пчеловоды уверяют, будто руководство рынка подорвало продажи, и вологжане перестали покупать полезное лакомство!

Пчеловода из Устья-Кубенского Нину Попову аж трясет от возмущения. Она показывает свое рабочее место — прилавок с надписью «Мед», за которым виднеется ржавая мойка и рейки с прилипшими мухами: «Вот здесь я работаю. Снимайте все!»

Вид всего этого, как считает Нина Николаевна, доказывает, как дирекция рынка относится к вологодским пасечникам. Последней каплей, переполнившей чашу ее терпения, стал запрет администрации продавать мед, уже расфасованный в банки.

«Госветнадзор вынес предписание, что нам нельзя торговать в банках. Что же это такое? Почему? Я эти банки мою-кипячу. У меня вся духовка ими забита», — возмущается владелица пасеки на 50 пчелиных семей.

Заместитель директора рынка Валерий Данилов, наоборот, радуется предписанию лаборатории: «Раньше на это закрывали глаза. Но сейчас меры ужесточаются по всем видам товаров. Например, есть предписание торговать мясом только из холодильников… Мы обязаны исполнять решение Госветнадзора. Да и потом — где они берут эти банки? Когда мы спросили Попову на комиссии, есть ли у нее фасовочное, пропарочное оборудование, и как она может гарантировать чистоту тары, та ответила: «На кухне мою».

По словам Валерия Сергеевича, несколько лет назад один вологжанин приобрел у Поповой мед и заявил, что нашел в нем осколок стекла. Нина Николаевна отрицает это и считает, что покупатель злонамеренно хотел «содрать» с нее 200 рублей: «Так каждый может чего угодно наговорить!»

Руководитель лаборатории Госветнадзора, санитарный врач Александр Отрощенко (лаборатория работает прямо на рынке) считает, что решение о продаже меда в тару покупателей выгодно самим покупателям: «Мы проверяем мед из фляг пчеловодов. А вот что они потом наливают в банки — не знаем».

Сейчас продавцам меда предлагают либо разливать его в тару покупателей, либо иметь сертифицированную тару. Правда, где взять сертифицированные банки, не знают ни власти рынка, ни пчеловоды.

«28 июля у меня ничего не купили. Никто не идет с тарой, — сокрушается Нина Попова. — Это раньше ходили с мешочком за сахарным песком, с бутылкой за подсолнечным маслом, а за молоком — с бидоном. Такое постановление — дикость! Обидно, что на других рынках по-прежнему торгуют в банках».

В общем, пока на центральном рынке идет борьба за гигиену, покупателям, которым захотелось медка, стоит обзавестись банками или же вытащить с антресолей старые бидоны. Поможем пчеловодам!

29
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.