Война продолжается

№26 (458) от 28 июня 2006 г.

Карина Костина и Максим Староверов обнаружили останки Егора Огнева.

«Если бы не ребята из поискового отряда, мы бы до сих пор ничего не знали о нашем родственнике», — говорит вологжанка Галина Матвеева.

Ее дед Григорий Яковлевич Растутаев погиб в бою с немцами в ноябре 1943 года, а не пропал без вести в 1942, как считалось раньше. Поисковики думают, что Григорий Растутаев попал в плен, но сбежал и стал партизаном в Белоруссии. Вернуть доброе имя герою войны помогли вологодские поисковики, которые разместили в Интернете Книгу памяти Вологодской области. Буквально сразу же пришел отклик от белорусских коллег из поискового отряда «Батьковщина», которые и сообщили, что один из вологжан, который значился без вести пропавшим, захоронен в Гродненской области.

Чуть позже в Вологде нашлись и родственники Григория Яковлевича. «Огромное спасибо ребятам. Они делают дело, которое необходимо многим, — благодарит поисковиков Галина Валерьевна. — Вы же знаете, раньше, когда человек на войне пропадал без вести, об этом старались не говорить. Дядя Гриша, и все. А о погибших рассказывали как о героях».

На чистом энтузиазме

Великий русский полководец Александр Суворов сказал: «Война не закончена, пока не похоронен по­следний солдат». 22 июня исполнилось ровно 65 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Но до сих пор в российских лесах и болотах догнивают останки бойцов и командиров Красной армии, погибших в далекие сороковые.

Государство тем временем устраивает дорогостоящие помпезные праздники и ратует за патриотическое воспитание. Поиском же и перезахоронением погибших занимаются лишь немногие энтузиасты. Они создают поисковые отряды и в свободное время за свои деньги отправляются в экспедиции на места боевых действий, где «поднимают» погибших бойцов и, если удастся, устанавливают их имена, вписывая тем самым новые строчки в историю Отечества.

В январе этого года вышел указ президента о передаче функций по увековечению памяти погибших в годы войны красноармейцев Министерству обороны. К апрелю правительство должно было разработать соответствующий закон, но его нет до сих пор. До указа все, что касалось патриотического воспитания, номинально относилось к образованию или молодежной политике.

Чтобы безымянных найденных оставалось как можно меньше, содержимое медальонов тщательно изучается.

В настоящий момент существует два мнения, как будет развиваться поисковое движение. Некоторые чиновники настаивают на «белорусском» варианте, где общественникам запретили проводить раскопки, а все отдали военным. Однако 10 лет практики показали, что белорусское Минобороны не справляется с задачей, и возрождение поисковых отрядов началось вновь.

Второй вариант, по словам заместителя командира Вологодского поискового отряда Александра Метелкина, устроил бы всех. Предлагается соединить финансовый и технический потенциал армии с энтузиазмом поисковиков.

Стертая память

Сегодня вологодский поисковый отряд, которым командует Иван Дьяков, — практически единственная в области зарегистрированная организация, работающая над увековечением памяти солдат, погибших во время Великой Отечественной.

Заработать на этом деле невозможно. Слухи о том, что поисковики промышляют найденным оружием, основы под собой не имеют. По словам Метелкина, все оружие еще в 70­х годах растащили мародеры. Причем, тем самым сильно затруднив работу поисковикам. Наоборот, любая экспедиция сильно бьет по карману.

На уровне власти Вологодскому поисковому отряду помогает лишь комитет по делам молодежи. Все остальное — личные средства да деньги спонсоров. В этом году экспедиция стала возможной благодаря вологодским клубам делового общения и деловых людей, предприятиям «Вологдамелиорация», «Мехпром», ОблПО и предоставившей транспорт компании «Августин».

С 2001 года вологодские поисковики работают в экспедициях в Кировском районе Ленинградской области. Первое время копали около урочища Гайтолово. Сейчас раскопки перенесены в урочище Вороново. Именно в этих местах в 1942 году стояли 24­я гвардейская и 282­я стрелковые дивизии, сформированные в Вологодской области и направленные на защиту Ленинграда. Кстати, в 24­й гвардейской воевал Анатолий Дрыгин — бывший первый секретарь вологодского обкома.

Всего же, начиная с весны 2001 года, вологжанами было поднято и перезахоронено со всеми воинскими почестями около 300 бойцов и командиров Красной армии. Удалось установить имена одиннадцати погибших, у большинства из которых нашлись родственники.

Только этой весной вологодские поисковики нашли останки 36 советских солдат, у 12 из которых при себе нашлись личные медальоны. Расшифровали только два: Егора Огнева из Алтайского края, у которого тут же обнаружились родственники, и его земляка Степана Лаптева. Правда, по словам Александра Метелкина, пока ни одного вологжанина установить не удалось. Дело в том, что в так называемых «ладанках» — металлических медальонах образца 1925 года —бумажные вкладыши практически не сохраняются. Все давно стерлось под воздействием времени, ржавчины и болотной воды.

Кроме самих поисковых экспедиций и выкладки вологодской Книги памяти в Интернет, Вологодским поисковым отрядом разработана и уже применена на практике методика восстановления текста медальонов при помощи компьютерных технологий. Теперь на эту экспертизу присылают медальоны поисковики практически со всей России. Из более чем 1000 медальонов удалось восстановить и прочитать больше половины.

А это значит, что еще 500 семей обрели собственную историю, узнали правду о своих родственниках, которые своей смертью приблизили великую победу в войне, начавшейся 65 лет назад и все никак не заканчивающейся.

66
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.