Над Сантьяго сегодня дождь

№33 (465) от 15 августа 2006 г.

легендарный чилийский певец Виктор Хара с женой и дочками. На обратной стороне дарственная надпись вдовы Виктора для Веры Рус.

Уроженка Кирилловского района Вера Рус стала свидетельницей и жертвой военного переворота в Чили.

«Босой, черноволосый, гибкий, как легкая гитарная струна… — она вспоминает юношу, танцующего на студенческой вечеринке. — У него рубашка на поясе была завязана узлом… Он танцевал только для меня…»

Юноша признавался ей в любви по­испански, а она смеялась от счастья, хотя в то время плохо понимала его язык.

Вологжанка Вера Брюшинина и чилиец Хорхе Рус познакомились в студенческие годы. Они учились в МГУ: она — на филолога, он — на инженера­гидростроителя. В начале 70­х влюбленные поженились и уехали на родину Хорхе — в Сантьяго. Там молодая пара попала в мясорубку революции…

Дождь над Сантьяго

В чилийской столице Вера устроилась работать преподавателем в университете, а Хорхе взяли на крупное предприятие. Пока жена не до конца освоила испанский, он помогал ей готовить лекции. В декабре 1972 года родилась их дочь Тина, Инес Валентина Рус. А солнце в этой стране ходило в обратную сторону.

В 73­м году в стране начались беспорядки, на улицах стали появляться «гуанако» — машины, разгоняющие демонстрации маслянистой жидкостью из шлангов. Как только митингующие появлялись на улицах, ставни окрестных домов наглухо закрывались.

«Стало сложно с продуктами. Чтобы достать детское питание, требовались знакомства. Митинги правых, митинги левых…» Тогда Вера и услышала странную фразу — «Над Сантьяго сегодня дождь» — но не подозревала, что это призыв к мятежу, в пику советскому «Над Испанией безоблачное небо».

«Железные штаны»

11 сентября, когда генерал Аугусто Пиночет повел армию штурмовать президентский дворец «Ла­Монеда», супруги Рус попытались выехать из города. Но не успели.

Из окон четвертого этажа они видели, как горит дворец, как вдоль бесконечно длинной улицы Викунью­Маккена мятежники захватывают целые автобусы с рабочими и везут их на стадион «Чили»… На этом огромном стадионе Хорхе и Вера когда­то смотрели футбольный матч с командой Аргентины, но в день переворота он стал концлагерем.

На восемь дней в Чили был введен комендантский час: люди Пиночета устанавливали новый порядок, и мирным гражданам лучше было не показывать носа на улицу. Как выразился сам генерал, он надел на Чили «железные штаны».

А 20 сентября был объявлен обычный рабочий день. Вышедшие на улицы люди увидели, что массивные железные двери правительственных зданий прошиты автоматными очередями, дома, в которых размещались народные организации, обуглены. Вдоль дорог лежали трупы — военные еще не успели перетащить их в городской морг.

В этот день люди с карабинами пришли за Хорхе. Ведь он учился в Советском Союзе — и этого для ненавидящего соц­строй Пиночета было довольно.

Вера Рус (слева) с сестрой Зоей в кирилловской деревне Дорогуша. Каждое лето сестры здесь отдыхают душой.

Стадион скорби

Ворота крытого стадиона «Чили» были наглухо закрыты, единственной связью с теми, кто внутри, оставались маленькие окошечки, над которыми расположили буквы в алфавитном порядке. Назвав в такое окошко фамилию родного человека, можно было узнать, там ли он…

Вера Рус ходила на стадион как на работу, но муж в списках арестованных почему­то не значился. Иногда ворота открывались, и кого­то выпускали. Это случалось редко, но толпа, собравшаяся у стадиона в надежде узнать что­то о своих близких, ждала чуда.

Верить в смерть тонкого черноволосого юноши, который когда­то танцевал для нее, было невыносимо. Она и не верила. Ее чилийские друзья, бравшие на себя заботу о маленькой Тине, пока Вера ходила на поиски, дали ей клубок ниток и велели вязать. «Когда свяжешь дочке вещь — найдешь мужа», — сказали они. И женщина вязала, вязала… Малышка Тина уже носила получившийся сарафанчик, а вестей о ее папе все не было. Но Вера не теряла надежды — ведь сарафанчик она нарочно не довязала.

Горькие вести

Молодая вдова с дочкой Тиной в Финляндии. Бежать сюда от диктатуры Пиночета Вере Александровне помогла ООН.

Когда обстановка стала совсем тревожной, Вера решила увезти дочь из Чили. На время она укрылась в католическом монастыре под флагом ООН, а оттуда ее переправили в Финляндию — поближе к России.

В Финляндии Вера Александровна познакомилась с Джоан Хара, вдовой легендарного чилийского певца Виктора Хары. Он был расстрелян на том же самом крытом стадионе «Чили». Джоан отыскала его тело в городском морге: к плечу изрешеченного пулями Виктора был приклеен лейкопластырь с надписью «Неизвестный. Найден на улице». А ведь этот человек четыре года был звездой Чили…

Две вдовы стали свидетельницами в комиссии по расследованию преступлений хунты.

Некоторое время спустя Вера Рус встретила человека по имени Хосе Побрега, который оказался свидетелем гибели ее мужа, — Хорхе Руса расстреляли в горах.

…С тех пор прошло больше 30 лет. Давно зарубцевалась рана от расстрелянной любви. У Веры Александровны выросли еще двое детей — дочь и сын. Она работает преподавателем в одном из краснодарских вузов, а когда приходит домой, ее ждет другой смуглый мужчина — чилиец Хуан Салинос. Он немедленно бежит на кухню — разогревать собственноручно приготовленный ужин, а может даже испечь пироги. Видимо, такая у нее судьба — быть связанной с мужчиной из страны, где солнце ходит в обратную сторону…



Являетесь владельцем компании и хотите чтобы у вашей корпорации появился свой фильм? Не знаете в какой видеостудии можно заказать Корпоративный фильм? Предлагаем вам посетить сайт filmmaster.ru и прочитав больше информации вы увидите, что обратившись к нам мы с радостью вам поможем и снимем такой фильм о котором вы только мечтаете. Мы вас ждём!

120
1

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.