Секретная смерть

№42 (474) от 18 октября 2006 г.

Анатолий Касев, прощаясь с братишкой, крепился из последних сил. У родителей он остался один...

У 19­летнего Ивана Касева, служившего в секретной воинской части под Шексной, были сотни причин, чтобы вернуться домой, и ни одной — чтобы свести счеты с жизнью.

25 сентября в секретной ракетной воинской части 14 327 под Шексной погиб уроженец республики Коми Иван Касев. Следствие считает доказанным факт самоубийства. Родители утверждают, что нашли на теле сына неопровержимые доказательства насильственной смерти.

Письмо из дома

Как утверждают источники, близкие к воинской части, тело солдата нашли в овощехранилище — парень повесился на собственном ремне. Следствие пришло к выводу, что смерть наступила от механической асфиксии — сдавления органов шеи.

По предварительной версии, причиной того, что парень захотел свести счеты с жизнью, стало письмо из родной деревни. Только от кого было это письмо, так и непонятно: по одной версии, это была девушка солдата, по другой — его родители. Якобы родители написали сыну, что его любимая девушка ведет себя недостойно, и Ваня на почве личных переживаний решил покончить с собой.

«Я разговаривала с одним из офицеров части, — говорит председатель Вологодского комитета солдатских матерей Маргарита Савоськина. — Он был возмущен поведением родителей, написавших такое письмо».

В настоящее время Московская прокуратура ракетных войск стратегического назначения проводит расследование по ст. «Доведение до самоубийства». Это стандартная процедура, и, как правило, такие дела быстро закрываются.

Девушки у него не было

Иван Касев был всеобщим любимцем. Проводить его в последний путь пришли все односельчане. Ида Анатольевна в последний раз держит сына за руку. | Фото газеты «Республика»

Ида Анатольевна и Василий Иванович Касевы не поверили официальной версии сразу. Когда «груз 200» 1 октября доставили в родную деревню Дань, родители твердо решили вскрывать гроб: их сын, никогда не принимавший близко к сердцу жизненных трудностей, — самоубийца?!

Кроме того, родители уверяют, что не только не писали Ване письма о плохом поведении его девушки, но и девушки у него никакой не было! «Мой сын — компанейский мужик, но постоянной девчонки у него не было, — сквозь сдерживаемые слезы рассказывает Василий Иванович. — Дознаватели здесь были, всех девчонок до слез доводили, требуя признать, кто из них его подруга».

Но в деревне всего 38 домов, все молодые люди на виду, и «парочки» становятся объектом особого внимания для всех деревенских жителей. Именно поэтому версию о суициде из­за размолвки с подругой не только Касевы, но и их земляки называют «полным бредом». «Ваня писал мне: вернусь из армии и найду себе хорошую девушку», — горько вспоминает Ида Анатольевна.

Врачи из центрального поселка Мордина с уверенностью заявили, что парень не совершал самоповешение — никаких следов «механической асфиксии» на его теле не было. Зато на затылке зияла рана, все руки были в синяках и царапинах. Медики посоветовали Касевым незамедлительно обратиться к судмедэкспертам с просьбой провести повторное вскрытие. Но им было отказано из­за отсутствия разрешения военного прокурора.

«Да оно и не нужно, это разрешение! — кипятится Маргарита Савоськина. — Они же родители, они имеют право сами инициировать экспертизу! Они могут обратиться в гражданскую прокуратуру — ведь они граждане, и сын их уже не военнослужащий, его демобилизовали».

Право матери

Классный руководитель Ивана Касева Ольга Шевелева запомнила Ваню как жизнелюба и оптимиста: « Поверьте мне, я отлично знала этого мальчика — он никогда не принимал неудачи близко к сердцу. У него не было девушки. Если б была, мы бы знали. И на похоронах невооруженным глазом на теле все мы разглядели побои». Педагоги сейчас настолько возмущены, что собираются обратиться во всероссийскую организацию «Право матери» с просьбой защитить Касевых.

И маменькиным сынком, который пасует перед трудностями, Ваня тоже не был. Его мама инвалид, отец какое­то время работал вахтенным методом, старший брат Толя — в армии. До службы Ивану одному приходилось содержать все хозяйство семьи, даже готовить еду и доить корову. В свободное время парень увлекался техникой и рыбалкой. И друзей у него было много.

А еще Ваня был единственной опорой для одинокой соседки — бабушки Даши. Он постоянно помогал ей по хозяйству, не жалел времени посидеть и поговорить с ней о житье­бытье, а его открытку из армии Дарья Борисовна Малкова хранит как зеницу ока. В открытке Ваня просит бабушку Дашу не помирать, дождаться его возвращения. Она не дождалась… Потому что Ваня из армии не придет.

Последнее «прости»

На похоронах всеобщего любимца яблоку было негде упасть. Семье Касевых показалось странным поведение офицеров и солдата, сопровождавших тело их сына и оставшихся на погребение. Как сказал Василий Иванович, военные не только не сказали над гробом последнее «прости», но даже не подошли попрощаться.

Офицеры старались ни на шаг не отпускать от себя солдата. «По возрасту он Ванин сослуживец. Хотел с ним поговорить, но не удалось: его постоянно отзывали офицеры», — говорит отец. У него сложилось впечатление, что военные специально препятствовали общению.

Поэтому единственным человеком в форме, попрощавшимся с Иваном, был его родной брат Анатолий. Ему самому осталось служить меньше месяца. По словам отца, решается вопрос, чтобы комиссовать юношу раньше срока: «Когда он вернется, я Толю от себя ни на шаг не отпущу…»

У могильного холмика, когда односельчане и родные, не таясь, плакали, Толя, вытянувшись по стойке «смирно», отдавал честь. Дрожал, крепился, но выстоял. Мужчины не плачут.

27
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.