До тринадцатого КОЛЕНА

№6 (490) от 14 февраля 2007 г.

Алексей Кошель два года работал над родословной своей семьи. Дошел до 13 колена и решил остановиться: «Не до Адама и Евы же мне рисовать». | Фото автора

«Один из моих предков, по легенде, убивал взглядом», — рассказывает десятиклассник вологодской школы № 4 Алексей Кошель, составивший родословную предков до 17 века.

Алексей интересовался историей всегда. Во втором классе мальчик провел летние каникулы… в церквях: «За три месяца я разобрался во многих деталях». Священники, как вспоминает сегодня семнадцатилетний Кошель, позитивно реагировали на любопытство пацана и пускались в дискуссии…

Это заразно

В третьем классе мальчик собирал монеты, общаясь с видными коллекционерами города. И его интересовала не столько стоимость монеты, сколько ее историческая ценность. На медяшках, которые он приобретал на деньги от завтраков, Алеша изучал все, что связано с отображением истории государства. «Моим любимым периодом была тогда царская Россия, — признается парень. — Наверное, я патриот». Благодаря его искреннему интересу к своему увлечению историей заразились некоторые его друзья, которые тоже стали собирать монеты.

После 5 класса вместо сладкого ничегонеделанья в летние каникулы парень попросился… к маме на работу, в паспортный стол. По словам Алеши, родительница сначала была сильно против, но после уговоров сломалась и показала ребенку азы — выписывание справок. «Я работал на общественных началах и приходил туда каждый день».

Моя семья

К 10 классу, насмотревшись на раскидистые ветви родословных королей и царей, Алеша понял, чего ему не хватало, — собственной истории семьи. И с лета 2004 года Кошель посвятил свои летние каникулы архивам и библиотекам Вологды и Москвы, а также запросам в различные органы власти.

Он с восхищением рассказывает об атмосфере архивов со старинными рукописями, вспоминает, как ему удалось добиться разрешения посещать библиотеку университета, куда пускают только совершеннолетних. А переписка с ФСБ, а запросы в архивы предприятий, где когда­то работали его родственники…

Каждый предок — ФИО, краткая биография и даже фотография — находил свое место в черной папке. Здесь есть герои первой и второй мировых войн, репрессированные во время коллективизации, многодетные мамы, богатые крестьяне и кузнецы…

Например, Надежду Коширину, уроженку села Кубенского Вологодской губернии, раскулачили, и она была вынуждена сменить фамилию, исправив в ней всего одну букву. Так «Каширина» спаслась от преследований, хотя, по воспоминаниям ее детей, характер она так и не смогла унять. Больше всего женщину раздражало, когда дети во дворе на улице Гоголя, где она купила на припрятанные деньги дом, называли ее «бабой Надей». «Она смотрела на них с таким высокомерием! Так и не смогла смириться с новой жизнью», — говорит Алексей.

Укрощение строптивых

Историю раскулачивания другой семьи Алексей узнал из протокола­описи изъятого имущества прадеда Владимира Шелепина, которого репрессировали как зажиточного крестьянина. У семьи нашли одну юбку, 20 пуговиц, несколько горшков, два стола и прочую мелочь. Бумагу завершает достойный пассаж о том, как председатель сельсовета утащил к себе пару мотков веревки и две пары детских часов.

До белорусского предка, председателя сельсовета Касьяна Войтовича, Алексей Кошель добрался благодаря заместителю губернатора Николаю Виноградову. «Я позвонил Виноградову, рассказал, что мне нужно попасть в Минск, — рассказывает Алексей. — И через главу белорусского землячества мне предоставили номер в гостинице». Две недели Алексей работал в архивах, где узнал, что один из его предков, Касьян Войтович, был знахарем села Бостынь и мог взглядом убивать бешеных животных. «Про людей не слышал, — смеется Алексей. — Наверное, не убивал. Но боялись его сильно». Сегодня Алексей мечтает издать свою родословную отдельной книгой.

Вот таким был председатель сельсовета белорусского села Бостынь Касьян Войтович: взглядом и зверье убивал, и людей лечил.

Окучить всех

У Алексея Кошеля — одна из самых многочисленных коллекций автографов. У него их почти две тысячи! В изобретательности Алексею Кошелю не откажешь. Он старается посещать все мероприятия со звездами шоу­бизнеса и политики, ориентируясь на улице по скоплению милиции.

«Меня практически всегда пропускают, — говорит Алексей. — Знают уже в лицо. Иногда меня замечает Вячеслав Позгалев и делает знак охране, чтобы меня пропустили». Более того, губернатор Вологодской области, по словам Алексея, лично берет для него автографы.

Первым автографом для него стала роспись Алексея Якуничева, к которому мальчик с трудом, но все­таки пробился на прием в 2002 году. «Алексею Сергеевичу от Алексея Сергеевича», — такая надпись согрела душу юному коллекционеру.

Както Леша пытался прорваться на заседание глав регионов Северо­Запада. Сначала пошел наобум — в «Белый дом». Его не пустили, и уже по дороге домой он встретил шедшего пешком Вячеслава Позгалева и попросился с ним встречать полпреда Черкесова в аэропорту. Юношу загрузили вместе с главами регионов в автобус и повезли к самолету. Вот там­то, в автобусе, Леша окучил всех!

Интересно, что больше всего юноше нравится процесс охоты. Например, подпись Герхарда Шредера Леша получил, послав ему 9 мая поздравление с победой над фашизмом. С Патриархом Алексием было сложнее — тут парень напряг все свои познания в религии, высылал поздравления с церковными праздниками. Но только на третий раз, когда Алеша почеловечески поздравил Патриарха с 75летием, Алексий Второй прислал свой автограф.

В коллекции Леши — роспись со стихами Малежика «Леша! Когданибудь на «Сотбис» под лотом номер восемь продашь ты мой автограф. Что ж… Ласково мы просим».

106
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.