ОСТАВЬ НАДЕЖДУ

№29 (513) от 25 июля 2007 г.

Вологжанка Надежда Грибова семь лет не видела свою дочь: бывший муж сообщил ребенку, что «мама умерла».

«На суде я просила только об одном: «Не лишайте меня родительских прав!» Муж говорил, что я алкоголичка, что ночую по подъездам, а ребенок у меня просит корку хлеба… Но судья решила, что меня не за что лишать родительских прав».

Надежда Грибова (фамилия изменена) уверена, что ее жизнью правит синдром неудачника. Несколько раз молодая женщина хотела наложить на себя руки, и удерживало ее одно: тогда маленькая дочка останется совсем одна и повторит ее судьбу…

Родители. Бывшие

Родители Нади были вполне благополучной парой: трехкомнатная квартира на Можайского, две дочери, отец — художник¬оформитель в Доме женской одежды, мама — заведующая библиотекой. В 40 лет они начали пить — угощала подруга матери, которая гнала самогон. Дома начались скандалы, драки…

Однажды пьяный отец выгнал пьяную мать на улицу в одной ночной рубашке. Девочки — 8 и 4 лет — жались к ней, хныкали от холода. Мимо проходил известный всему району уголовник, который увел пьяную женщину с собой… Потом она появилась дома уже в его компании. Квартиру облюбовали люди с наколками и непонятным жаргоном. Они гуляли с размахом, так что Наде приходилось ночевать в подъезде — идти домой она боялась.

В 17 лет девушке показалось, что жизнь ее налаживается: она вышла замуж, родила дочь. Но через два года муж подал на развод.

В жизни ее родителей к этому времени случились страшные перемены: отец умер от очередного приступа алкогольной эпилепсии в 45 лет, мать в 1998 году в пьяном угаре сожгла квартиру. Она умерла в 2002 году, когда ей было 49 — бездомная, безработная, вечно пьяная, лишенная родительских прав.

Муж и ребенок. Бывшие

Разведенная Надежда и ее двухгодовалая дочь остались без крыши над головой — хотя формально имели трехкомнатную квартиру, но жить там после пожара стало невозможно. Городские власти взялись предоставить ей другое жилье — как только разменяют «трешку».

Женщина с ребенком скиталась по знакомым и никогда не знала, где в этот день будет ночевать. Поэтому когда бывший муж Сергей предложил взять дочку на время к себе, она согласилась: почему ребенок должен страдать?

Но события приняли неожиданный оборот: Сергей подал в суд на лишение Надежды родительских прав и взыскание с нее алиментов. 13 июня 2000 года суд передал ребенка на воспитание отцу, обязал Надежду Грибову выплачивать четверть своего дохода в качестве алиментов, но родительских прав женщину не лишили. Судья убедилась, что Надя не алкоголичка и ребенку желает только добра.

…«Когда я пошла навестить дочь, то обнаружила, что они переехали, — рассказывает вологжанка. — Я стала искать новый адрес, нашла — но Сергей перед моим носом захлопнул дверь, сказал: «Нечего травмировать ребенка!» И не дал повидаться…»

Она вытирает слезы и ожесточенно сжимает кулаки: «Я не знала, что можно установить график встреч с ребенком через суд! Когда я ходила в органы опеки и попечительства, жаловалась, что муж не дает видеться с ребенком, мне отвечали одно: «Договаривайтесь мирно»…»

Долги. Бывшие

Квартиру Надежде Грибовой дали в 2001 году. Она въехала в голые стены. Откуда у санитарки отделения гнойной хирургии горбольницы деньги на обстановку?

В 2004 году Надежда решилась родить второго ребенка как одинокая мама. Когда она родила вторую девочку, муж предупредил, чтобы она даже не пыталась увидеться со старшей дочерью — мало ли что может случиться с одинокой женщиной в городе…

Пока они с дочкой жили на пособие 500 рублей и доплату за «одиночество» в 300 рублей, за долги в квартире отключили свет. «Я сидела с пятимесячным ребенком в полной темноте и ревела, — вспоминает женщина. — Мне предлагали сдать ее в дом малютки. Да ни за что! — она захлебывается слезами. — Ни за что, никогда моя дочь не будет расти, как я!»

Долг за коммунальные услуги вологжанке помог погасить депутат Законодательного Собрания Александр Смирнов. В 2006 году она отдала дочь в садик и вышла на работу. Правда, денег на вступительный взнос у нее не было, и чтобы «расплатиться» с администрацией садика, ей пришлось штукатурить там стену.

Грибова устроилась на тяжелую, но более высокооплачиваемую работу — смогла получать до 9 тысяч рублей в месяц, — и тут ей пришла повестка в суд.

Долги. Настоящие

Сергей требовал выплаты алиментов за последние 7 лет. В судебном заседании он рассказывал, что дочь каждое лето ездит на море, ходит заниматься танцами. Надежда слушала, затаив дыхание… По словам мужа, он много тратит на воспитание ребенка, а бывшая жена в этом не участвует. «Говорил, что купил ей платье за пять тысяч, туфли за две тысячи. А я своей младшей на Новый год купила платье за двести рублей — ничего, красивое», — с вызовом говорит вологжанка. Так или иначе, за 7 лет «набежало» почти 140 тысяч рублей алиментов.

Вне судебного заседания Сергей цинично напомнил бывшей жене, что для дочери она «умерла». «Она же проклянет тебя, когда узнает правду!» — ахнула женщина.

Несмотря на то, что судом было установлено явное неравенство в имущественном положении отца и матери ребенка (у Сергея помимо трехкомнатной квартиры есть машина и загородный дом), судья не нашел оснований для уменьшения размера алиментов. «С вычетом долга мы с дочерью будем жить на 3400 в месяц, — посчитала Грибова. — А он на суде заявил, что за все годы я ни разу не поинтересовалась, как она живет».

Комментарии

Юрист ООО «Премьер-Информ» Ольга ДОЛГОВА:

— Согласно ст. 113 Семейного кодекса РФ, а также на основании методических рекомендаций ФССП «О порядке исполнения исполнительных документов о взыскании алиментов», взыскание алиментов за прошлый период производится в пределах трехлетнего срока, предшествовавшего предъявлению исполнительного документа к взысканию.

Если долг накопился потому, что должница скрывалась от мужа и скрывала место своей работы, находилась в розыске, то он взыскивается за весь период. А если она не скрывалась, была официально трудоустроена, то больше, чем за три года, с нее взыскивать не должны. Если на предыдущие места ее работы не приходили исполнительные листы — значит, муж сам виноват, что не взыскивал алименты, а ее вины в том, что он этого не сделал, нет.

Пресс-секретарь УФССП Вологодской области Татьяна КАРТАУСОВА:

— По нашим данным, в настоящее время у данной должницы идет удержание 50% из заработной платы по алиментам, а когда это решение будет исполнено, будет удержание 50% по коммунальным платежам. Она ни разу не была на приеме у судебных приставов, поэтому удержание назначено по максимуму. Но если она придет и объяснит ситуацию, то размер вычета может быть снижен на усмотрение судебного пристава. Мы ведь прекрасно понимаем, как тяжело одинокой матери с небольшой зарплатой.

37
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.