ВОЗЬМИ МЕНЯ ОБРАТНО

№32 (516) от 14 августа 2007 г.

Елена Рындина хорошо знает, как важно для ребенка сохранение кровно-родственных отношений. | Фото автора

Почему детей возвращают родителям, которые от них отказались?

Директор детского дома № 2 Елена Рындина — сторонница того, чтобы дети возвращались в кровную семью. По ее многолетним наблюдениям, даже ребенок, живущий в благополучной приемной семье, рано или поздно начинает поиски «настоящих» родителей. Елена Николаевна знает, что родная мама для ребенка — самая лучшая, она всегда для него на первом месте, и, как бы жестоко это ни звучало, приемные родители никогда не смогут с ней сравниться.

Алеша

Когда у красавицы­вологжанки Нины Матвеевой (имя изменено) родился первенец, она была в шоке: у новорожденного была «волчья пасть», или, как это называют медики, незаращение неба. При таком заболевании ребенок не может нормально есть и даже дышать как все дети.

«Это очень страшное зрелище, — качает головой Елена Рындина. — Как будто на лице один только рот… Ребенок ест — а у него все вываливается изо рта и из носа. Конечно, для матери это большой стресс. К тому же в роддоме ей сказали, что «такие» долго не живут. От нее сразу же ушел муж, а она написала отказ от сына». Так в один момент счастливая семья, ожидавшая прибавления, распалась на трех одиноких людей.

Алеша прожил три года в Доме малютки и еще три — в детском доме № 2. Мальчику сделали операцию в Екатеринбурге под руководством американских специалистов — разделили полости рта и носа, имплантировали небо. «На память» о былом уродстве у него остался только шрам над верхней губой. «Все умилялись, какой это славный, упитанный мальчик, — рассказывает Елена Рындина. — Врачи в Екатеринбурге даже удивлялись, что он такой крепыш».

Нина Матвеева перечисляла на Алешу алименты — но тайно от всех родных. И однажды Елена Николаевна задала ей главный вопрос: «Хотите его увидеть?» Женщина испугалась. Она вошла в группу, где играли дети, за спиной у директора. «Дети посмотрели, кто вошел, и вернулись к своим занятиям, — вспоминает Рындина. — А Алешка остановился и смотрит на нее. А потом подошел и сказал: «Мама…» Плакали все — и сама Нина Матвеева, и воспитатели, и нянечки…

Незарастающий шрам

Нина стала навещать сынишку и поняла, что не хочет оставлять его в детском доме. Администрация детдома стала помогать ей собрать необходимые для возвращения материнства документы. Мешало одно — Матвеева жила в аварийном доме барачного типа, который заливало водой до самого коридора. Поэтому суд отказал ей в восстановлении родительских прав.

Выход все же нашелся: Алешу под опеку взяла бабушка. «Мы старались, чтобы возвращение ребенка в семью произошло как можно раньше, — поясняет Елена Рындина. — Ведь чем дольше он живет в детском доме, тем более развивается в нем комплекс своей ущербности, то, что американцы назвали «психоэмоциональной карликовостью». Вот и у Алеши сформировался».

Это стало ясно позже, когда в мальчике проявилась жестокость. Однажды в деревне у бабушки он взял палку и всем домашним гусям перебил ноги. Бабушка пришла — а вся птица лежит на траве покалеченная… Сейчас­то уже все наладилось — юноше уже 16 лет, он красавец, усики пробиваются, а шрам практически не виден. И не скажешь, что когда­то покалечили и его самого — как он тех гусей.

Сережа

Сережа Алексеев (имя изменено) был вторым отказником с «волчьей пастью», попавшим в детский дом Елены Рындиной. Она начала поиски и его родных — а вдруг?.. Узнала, что мама и папа мальчика живут в отдаленном районе Вологодской области, связалась с местными социальными работниками, которых попросила передать родителям Сережи, что мальчик находится в Вологде.

Телефонный звонок раздался неожиданно. Молодая женщина, спросившая директора детского дома, сразу же разрыдалась в трубку, передала ее пожилой женщине — та тоже не смогла говорить. Тогда с Еленой Николаевной стала говорить социальный работник. Она рассказала, что рядом с ней находятся мама и бабушка Сережи, а оставили малыша в роддоме потому, что врачи вынесли безжалостный вердикт: «не жилец». Дома его уже похоронили…

Узнав, что Сережа жив, за ним сразу же приехали. Алексеевы даже не стали дожидаться операции по изменению «волчьей пасти» — им главное было, что ребенок живой, что над ним не висит «приговор», а большего уже и не желали… Вологодские врачи прооперировали Сережу бесплатно. Сейчас он ничем не отличается от своих сверстников.

Из досье «Премьера»

ВОЛЧЬЯ ПАСТЬ (незаращение неба) встречается приблизительно у одного из 600-1000 новорожденных. Причиной является задержка срастания верхнечелюстных отростков с сошником. В процессе родов у ребенка с такой патологией могут возникнуть осложнения из-за попадания в его дыхательные пути околоплодной жидкости. У новорожденного затруднено дыхание, он не может сосать и потому отстает в весе. Полости рта и носа больного разделяются хирургическим путем, далее проводятся косметические операции по улучшению внешности ребенка. Операции делаются в 2-7 и более этапов — все зависит от степени патологии. Такие операции в России проводятся бесплатно. Анатомический дефект губы и неба должен быть ликвидирован к 3 годам, когда начинает формироваться речь. По своему психическому и умственному развитию такой ребенок абсолютно ничем не отличается от других детей.

41
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.