ОТ ВСЕГО СЕРДЦА

№33 (517) от 21 августа 2007 г.

В кардиологическом центре Берлина принимают всех больных, независимо от их состояния.

Мальчика, которому в детстве поставили диагноз «порок сердца, несовместимый с жизнью», признали абсолютно здоровым.

Алеше Самутину долго не везло: мало того, что родился с пороком сердца, еще и с ранних лет остался круглым сиротой.

Но потом в его жизни произошло настоящее чудо: нашлись люди, собравшие огромные деньги на его операцию, и нашелся кардиохирург, взявшийся оперировать ребенка, от которого другие врачи уже отказались.

Условно живой

В детском доме №2, куда Алешу привезли из Белозерского детдома, тяжелобольного мальчика берегли, как хрустальную вазу. Он был вялый, малоподвижный, мог посреди занятий лечь на диван — отдохнуть. Ребенок экономил свои силы — чтобы сердцу было не так трудно работать…

Врачи вынесли приговор, что работать сердце будет недолго. В НИИ кардиохирургии в СанктПетербурге, где шестилетнего Алешу в октябре 1997 года консультировала совместная бригада российских и американских врачей, его признали неоперабельным. Порок сердца осложнялся легочной гипертензией, так что никто не гарантировал положительный исход хирургического вмешательства.

Отчаявшись помочь малышу, директор детского дома Елена Рындина случайно «набрела» на координаты международного благотворительного фонда «EV». Тутто и выяснилось, что практически единственное место, где не откажутся принять Лешу на операцию, — кардиологический центр в Берлине. Там принимают самых безнадежных. Были бы деньги.

Алексей, Алешенька, сынок…

Когда выяснилось, что Алеша Самутин — круглый сирота, и денег на операцию взять неоткуда, благотворительный фонд провел в Германии собственную акцию по сбору средств. Судьба ребенка решилась за один месяц: на операцию, содержание мальчика в клинике, его последующую реабилитацию и на содержание сопровождающего лица немцы собрали 211 тысяч дойчмарок, был даже назначен день операции… Для работников детского дома, которые много слез пролили над судьбой больного мальчика, все было как во сне.

Санкт-петербургские и американские врачи от Алеши отказались. Чтобы спасти мальчику жизнь, немцы собирали деньги на операцию.

Перед тем как отправить Алешу в Германию, его повели в храм Покрова на Козлене — соборовать. Ведь неизвестно, вернется ли... Руки­ноги как соломины, бледный с синевой, несуразный цыпленок…

Не веря, что все может пройти гладко, и что немцы готовы заплатить за все­все, директор детдома Елена Рындина получила разрешение снять деньги с алешиного счета — может быть, ему понадобятся… Сиротские рублики поменяли на дойчмарки, положили в конверт и дали в дорогу Алеше и его сопровождающей — врачу Дома ребенка. Кроме того, дополнительно средства выделила областная администрация.

«Я в первый раз поехал на поезде, — вспоминает Алеша Самутин. — Потом на самолете первый раз полетел… По­нравилось». Сколько слез было пролито при прощании, он уже не помнит.

Мешок игрушек

Обследование мальчика в Берлине дало удивительный результат: следов легочной гипертензии, мешавшей делать операцию, немцы не нашли. «Это Господь помог, пожалел Алешу!» — убежденно говорит Елена Рындина.

Операцию делал российский кардиохирург Алексей Месхишвили. Она прошла успешно — так 3 апреля 1998 года прямо под скальпелем врача Алеша Самутин получил второе рождение.

«После операции я сначала ползал, — припоминает он. — Ноги плохо слушались… Помню, что ревел там — неохота было уезжать. Мне тогда принесли мешок игрушек — машинки, мягкие, еще подарили «элефанта» — это слон понемецки», — снисходительно объясняет подросток. Немецким­то он в больнице овладел быстро — считать научился… До двенадцати.

«Мне каждый день приносили стопку шоколадных яиц, — рассказывает Алексей. — Я их уже потом есть столько не мог, только открывал, доставал игрушки…» Еще была свежая клубника — это в апреле! — и много других вкусностей. Из окна палаты были видны берлинские улицы — не такие, как в Вологде. Жизнь казалась совсем иной.

Второе дыхание

Прооперированного ребенка направили на реабилитацию в городок Роттенбург в Альпах. «Я капризничал в столовой, — честно признается бывший пациент. — Я ненавидел макароны с перцем — и их мне перестали приносить. Молоко там не такое, как у нас, — его сразу после коровы наливают в бочонок».

Когда Алеша вернулся в детский дом, воспитатели сразу заметили, что он стал меняться. «Раньше остерегался лишнее движение сделать, а потом стал активнее, — рассказывают воспитатели. — Он теперь не болезненный ребенок, даже по простудным заболеваниям». Кстати, деньги, снятые с его счета в Вологде, вернулись туда. Немцы, действительно, оплатили все­все.

…Сейчас Алеше Самутину 16 лет. Он подрабатывает дворником, собирается выучиться на токаря в Череповце, ведь сам он родом из деревни Абаканово Череповецкого района.

В мае 2007 года он перестал быть «инвалидом с детства». Он не принимает никаких лекарств и точно знает, что утром проснется. Теперь он здоровый человек.

P.S.: Мы написали в кардиологический центр Берлина с просьбой отыскать доктора Месхишвили. Алексей хотел бы написать ему письмо.

76
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.