ЗА БАЗАР В ОТВЕТЕ

№39 (523) от 3 октября 2007 г.

Продавцы рынка льнокомбината считают, что органы правопорядка хотят их «задавить» проверками, изъятиями товара и штрафами. «Все это может сказаться на ценах, и страдать в итоге будут обычные покупатели», — убеждены торговцы.

Для работников администрации вещевого рынка льнокомбината люди в черных масках с пистолетами — проза жизни. «Мне уже и не страшно, — смеется одна из сотрудниц. — Откроешь дверь кабинета, а на тебя бежит человек с оружием. Да нам­то что, с нами они ничего не сделают, а предпринимателей жалко».

По словам торговцев, милиция приходит к ним с проверками очень часто — от двух раз в неделю до двух раз на день. «Они знают наши больные места, — говорит предприниматель Алы Оруджов. — Это сертификаты на продукцию, которых зачастую нет».

Начальник областного управления по борьбе с преступлениями в сфере потребления Михаил Манзюк убежден, что бизнесмены все прекрасно понимают, но соблюдать закон не хотят. «Вот они начинают спорить с нами, говорят, раз у нас дешево, то и к качеству и наличию сертификата претензий быть не должно. Но мне как потребителю важно именно качество».

Личный интерес?

Особенно торговцев возмущает тот факт, что проблема законности торговли на рынке существует не один год, но решения пока никто не предложил. «Я предлагал однажды съездить вместе со мной в Москву и попробовать найти сертификаты. На некоторые изделия их нам дают, но не на все. А если и дают, то московские документы здесь признаются фальшивками», — рассказывает Алы Оруджов.

Его коллеги тоже возмущаются: «Подавай им какие­то стеклянные витрины, ценники с описанием состава тканей… Клянусь мамой, даже если у меня есть сертификат, они все равно найдут к чему привязаться и выпишут то штраф на 5 тысяч, то товар заберут», — говорят продавцы.

По словам Алы и его друзей, милиционеры товар изымают с личной выгодой. «Выбирают по размерчикам, — смеются предприниматели. — И куда все это девается? Я считаю, что продукцию можно забирать только по решению суда, а они наоборот действуют!».

Михаил Манзюк считает обвинения бизнесменов смешными: «Например, они якобы продают брюки фирмы «Адидас». Мы забираем партию на исследования, на проверку данных, посылаем запрос правообладателю, действительно ли он разрешил вологодскому предпринимателю торговать своей продукцией. Обычно это контрафакт, у которого все признаки подделки», — рассказывает Михаил Васильевич. Как он считает, торговцы рынка льнокомбината обманывают журналистов, потому что у них на руках остается копия документа об изъятии.

«Он может прийти и проверить свой товар, если ему так хочется. Мы не имеем права распоряжаться изъятым», — уверяет начальник управления. После решения суда продукция отправляется судебным приставам, которые должны реализовать ее в пользу государства через коммерческие или государственные структуры. Но продаже не подлежат вещи без гигиенического сертификата — например, детские. И тогда, как рассказывает Михаил Васильевич, сотрудники органов со слезами на глазах — даже отдать в детдом их нельзя, — уничтожают товар.

Даешь контрафакт?

Работники администрации рынка льнокомбината считают, что позицию предпринимателей понять можно: «Не все могут покупать в бутиках. А здесь все почти то же самое, только дешевле в несколько раз. Да, сертификатов нет, но зато вещь, которая продается в магазинах за 24 тысячи, можно приобрести за 400 рублей». Особенно важным дирекции кажется то, что покупка на рынке происходит добровольно.

«Показывают по телевизору, как работают блошиные рынки в Европе. Разве у них кто­нибудь спрашивает сертификат? Всех устраивает: продавцов — возможность быстро продать, а покупателей — цена и качество, которое соответствует этой цене. Да, на этих вещах строчки хуже обработаны, но людям, которые покупают здесь, это не очень важно», — говорят работники администрации.

Но милиционеры — против. «Они нам пытаются доказать, что проверки возможны только дважды в год. Но это касается только контролирующих органов — например, Роспотребнадзора. А мы имеем право проверять рынки хоть каждый день», — говорит Николай Голубцов, начальник милиции общественной безопасности. Михаил Манзюк и вовсе считает, что рынок льнокомбината выпадал из поля их внимания: «Продуктовый рынок мы проверяем чаще. Наверное, потому что в центре. И там торговцы не митингуют, привыкли».

Проверка Центрального продуктового рынка, которая состоялась 28 сентября, выявила 2 правонарушения. Милицейские визиты на рынок льнокомбината — двенадцать. Это не только отсутствие сертификатов, но и ведение торговли иностранными гражданами, которые работают без вида на жительство. «Вот когда не будет нарушений, тогда мы и проверять станем реже», — обещает Михаил Манзюк.

«Я покупал одежду на рынке, и ничего такого в этом нет. Это нормально. Мне все же кажется, что продавец на рынке должен предупреждать покупателя, что сертификата нет», — говорит Николай Голубцов. Потому что крайней в цепочке «продавец рынка — покупатель» становится милиция. Покупатели с бракованными вещами обращаются за помощью именно к ним, потому что бизнесмены меняют юридический адрес.

Вещевой рынок льнокомбината с его старыми щитовыми палатками будто застрял в 90-х годах. «Это выгодно торговцам», — считает Сергей Хоботов, начальник городского отдела по борьбе с преступлениями в сфере потребления. | Фото Марины Черновой

80
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.