Бездомные дети войны

№40 (575) от 7 октября 2008 г.

Ветеран войны и труда Зинаида Петрова 22 года ждала новое жилье и дождалась комнату в коммуналке с аварийной кухней. | Фото автора

Дойдя до Берлина в сорок пятом, они не думали, что на старости лет будут жить в таких же развалинах, которые оставались после бомбежек. Иногда в ответ на свои жалобы они слышат: «Так вы купите квартиру — всего 600 тысяч…»

Дерни за веревочку — дверь и отвалится Двадцать два года простояла в очереди на улучшение жилищных условий Зинаида Петрова. Сейчас ей 77 лет, она ветеран войны и труда.

Зинаида Константиновна встала на очередь по улучшению жилищных условий в 1986 году. Дом на ул. Западной, где она поселилась, заключением межведомственной комиссии был признан непригодным к проживанию: печное отопление, полуразрушенные стены и гнилые лестницы… С тех пор женщина с завидной регулярностью писала письма и обращения во всевозможные инстанции, начиная с горисполкома в советские времена и заканчивая прокуратурой, главой города и губернатором в наши дни. Но безрезультатно. Максимум, что сообщали чиновники, была информация о номере ее очереди на новое жилье.

И вот через 22 года случилось чудо: в ответ на ее очередное обращение она получила не банальную отписку, а практически «ключ от квартиры, где деньги лежат». Городские власти предложили ей для переезда «жилое помещение по договору социального найма — комнату жилой площадью 12,3 кв. м в двухкомнатной благоустроенной квартире» в Лукьяново. Зинаида Константиновна согласилась. «А то получу вместо 12 квадратных метров два в известном месте», — рассудила благоразумная женщина, которая трезво оценивала свои силы в борьбе против мэрии за свои жилищные права.

Коммунальщики пообещали ей сделать в комнате косметический ремонт. Но, приехав в «новую» комнату, пенсионерка ужаснулась, хотя и не ждала, что это будет резной терем. Ремонт требовался не только ее комнате, но и всей квартире. Стены кухни, ванной и туалета прорезали большие трещины, от сырости пошел грибок и плесень. «В комнате сделали ремонт плохо, — жалуется Зинаида Петрова. — Приходила проверка от ЖКХ, им ремонт не понравился. Сказали, что пока не отремонтируют кухню, разрешение на въезд не дадут. Это было два месяца назад. До сих пор кухню не отремонтировали». Тем не менее пожилая женщина заселилась по новому адресу, поскольку возникло новое препятствие к ремонту, которое устранить никак нельзя.

Бесправный собственник Соседка Зинаиды Петровой по квартире оказалась старше ее — 80летняя Мения Порохова, также ветеран войны и труда. В свое время она совершила большую ошибку — приватизировала данное ей городом жилье. «Когда в нашем доме на Клубова 25 лет назад случился пожар, нам долго ничего не давали, — рассказывает Мения Ивановна, отчего так поторопилась. — И только после того, как я съездила в Москву, в Верховный совет, дали эту комнату». А собственнику жилья никто помогать с ремонтом не собирается — закон не велит. «Мы дети войны, а нас похоронили заживо. Мне советуют: «купите квартиру, это не так уж дорого — всего 600 тысяч», — возмущается вологжанка. — Как смеются надо мной».

«Лица, получившие социальное жилье, могут его приватизировать и тогда станут полноправными собственниками, — прокомментировала ситуацию и.о. заместителя начальника Департамента городского хозяйства Светлана Косолапова. — Но по закону департамент не имеет права делать ремонт в той части квартиры, которая принадлежит собственнику, деньги должны быть вложены совместно, иначе это будет нецелевое использование бюджетных средств». Косолапова посоветовала пожилым женщинам обратиться с просьбой о помощи в Центр социального обслуживания на Горького, 28. «Пусть это будет не вся требуемая сумма, но если она вложит эти средства, мы уже сможем сделать ремонт как совместный», — пообещала она.

«К нам обращаются многие сотни пожилых людей, и мы всем стараемся по возможности помочь, — подтвердила заместитель директора ГУ ВО «Комплексный центр социального обслуживания населения города Вологды» Александра Перевозникова. — Если нет близких родственников, которые по закону должны содержать малоимущих бабушек и дедушек, и если пенсия ниже прожиточного минимума, мы обязательно поможем. Но даже если пенсия больше, все равно обращайтесь, ведь бывают разные ситуации. Хотя есть случаи, когда сын разъезжает на иномарке, а мать обращается за бесплатными обоями. Или недавно приехала женщина на дорогой машине за продуктовым набором для своей матери за 300 рублей и еще закатила скандал. А бывает и действительно рады бутылке подсолнечного масла и килограмму крупы».

По мнению председателя Вологодского городского комитета ветеранов войны и военной службы Леонида Лагутина, отношение властей к людям в таких вопросах не всегда доброжелательно, даже если речь идет о ветеранах и инвалидах войны. Многие обращаются за помощью и в комитет. Но есть и те, кто в своей жизни хлебнул столько горя, что нынешние проблемы мирной жизни для них по-прежнему не беда. «На днях ездили к участнице войны Марии Жуковой, — рассказывает Лагутин. — Ей 85 лет, в Великую Отечественную дошла до Польши и Чехословакии, а живет в ужасных условиях: с газом проблемы, пол провалился. Мы ей предложили помощь, а она говорит: «Да ладно, как­нибудь доживу...»

По данным Управления труда и социального развития, на сегодняшний день в Вологде проживает 9 464 ветерана Великой Отечественной войны. В основном это труженики тыла.

26
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.