В постели с врагом

№45 (580) от 11 ноября 2008 г.

Супругов Секушиных (фамилия изменена по этическим причинам) в поселке Молочное знали все. «Это была с виду очень приличная пара, — рассказала нам одна из жительниц поселка. — Я сама с ними не общалась, почти никто не общался, они жили очень обособленно. Но мне женщины наши рассказывали, что из их квартиры постоянно доносятся стоны…»

В том и состоял трагизм истории, которая развивалась на глазах всего поселка. О том, что Максим Секушин бьет жену, знали не только соседи. Это знали и участковые милиционеры. Однажды бедная женщина улучила момент и сбежала из дома, чтобы обратиться в милицию. В июне она пришла в опорный пункт и рассказала милиционерам, что муж постоянно ее бьет. «Он меня постоянно контролирует, забрал все документы: паспорт, полис, чтобы я не могла обратиться к врачу, — рассказала Надежда Секушина. — Я боюсь, что в конце концов он меня убьет».

Милиционеры расспросили соседей, и те рассказали, что в квартире у супругов действительно происходят страшные вещи. Все началось после рождения их общего сына в 2003 году. С тех самых пор почти каждый вечер из квартиры доносился крик и плач. Женщина кричала: «Максимушка, не бей меня». Затем Надежда Секушина стала все реже выходить на улицу. Ее видели только в сопровождении мужа. «Он шел с гордо поднятой головой, а следом тащилась Надя с сумками, — рассказывали люди. — Иногда она одна выходила в садик за ребенком, но потом и вовсе пропала. Совсем».

Ложный донос После того как женщина написала заявление, в 2007 году расследованием обстоятельств того, что происходило за закрытой дверью квартиры, занялись в следственном комитете города. Надежда Секушина сначала охотно давала показания. Она настолько устала от постоянных побоев и оскорблений, что была согласна на все, лишь бы избавиться от такой семейной жизни. Однако что случилось потом, сейчас никто не сможет объяснить. Надя уехала с сыном на родину в Соликамск, а, вернувшись оттуда, частично отказалась от показаний в суде.

«Между тем все говорило о том, что муж пытался ее убить, — считает и.о. руководителя вологодского СО областного СУ СК при Прокуратуре РФ Владимир Носков. — Он подвешивал ее за шею на петле, ставил на табуретку и выбивал ее из-под ног. Просто петля тогда не выдержала и оборвалась. Поэтому тогда мы возбудили дело по статье «Покушение на убийство», но…. в итоге Максим Секушин получил условный срок за истязания жены» А Надежда Секушина… 31 января 2008 года была осуждена за ложный донос на мужа…

Серьезный человек «Просто он наказывает меня за то, что я что­то делаю не так, — так в апреле 2008 года объясняла Надежда Секушина появление все новых и новых синяков и ссадин своей начальнице в магазине на улице Пролетарской, где она работала. — Но я не могу уйти от него, он не отпустит сына».

30 апреля Надежда в последний раз появилась на работе. У нее были переломаны ребра, под халатом обнаружилась загнивающая повязка, а болело все так, что женщина не смогла поднять пакет молока. Вечером Надежда ушла домой. С тех пор она ни разу не вышла на работу, и за два месяца ее лишь дважды видели на улице, когда она, вся избитая, забирала из садика сына. Соседи слышали ее крики каждый день, но милицию никто не вызывал.

Максим Секушин, тоже стал таинственно пропадать с работы. Он трудился охранником в развлекательном центре и причины своих отлучек объяснял то болезнью сына, то запоями жены. У начальства не было причин не верить ему, ведь Секушин — в прошлом боец спецподразделений, прошедший горячие точки, не имеющий вредных привычек, всегда собранный и спокойный, производил благоприятное впечатление на работодателей…

Как нитка за иголкой 11 июня на станцию «Скорой помощи» в поселке Молочное прибежал взволнованный мужчина. Максим Секушин просил медиков прийти к нему домой, потому что его жена «ведет себя как­то странно». Женщина к приходу врачей уже была мертва. Судя по заключению судебно­медицинской экспертизы, Надежда Секушина скончалась от того, что еще в апреле муж переломал ей четыре ребра и, держа под домашним арестом, продолжал издеваться. Рана была серьезной, осколки ребер травмировали внутренние органы, два месяца гной копился, причиняя умирающей женщине сильную боль. Кроме того, у Надежды были сломаны пальцы, вывихнуто плечо и, к ужасу экспертов, рот и нос зашиты нитками, какими обычно штопают одежду.

«Трудность раскрытия данного преступления состояла в том, что все, что происходило между супругами, происходило между ними наедине, — пояснил следователь вологодского СО областного СУ СК при Прокуратуре РФ Александр Лукьянов. — То есть свидетельских показаний не мог, разумеется, дать никто. Мать подозреваемого, которая единственная могла бывать у них в гостях, утверждает, что не знала, что ее сын избивает невестку. Поэтому следствие опиралось лишь на показания, данные соседями и коллегами по работе. Таким образом, была восстановлена картина преступления. Однако сам подозреваемый отрицал свою причастность».

Во время прохождения обычной в таких случаях судебно­психиатрической экспертизы Секушин неожиданно рассказал: «Я головой понимал, что кулаками ничего не решишь, но ничего не мог поделать». Однако мужчину признали вменяемым. 30 октября Максим Секушин был осужден и приговорен к 13 годам лишения свободы.

42
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.