Пенсионер Козлодоев и другие

№27 (614) от 7 июля 2009 г.

Отчего-то «эксперты», которых всегда навалом, когда речь заходит о чем-то в этом роде, сразу решили, что подобные послабления развяжут руки средствам массовой информации. Мол, если раньше за клевету могли посадить, то теперь журналисты вообще перестанут опасаться стать «группой в полосатых купальниках» и тако-о-о-е понесут!..

Между тем совершенно ясно, что как раз журналисты невоздержанностью на язык не страдают. Особенно в тех изданиях, которые не содержатся никаким бюджетом, а живут исключительно собственными доходами. Потому что, во-первых, если что-то будет написано не на основании фактов, заступиться будет точно некому; во-вторых, у журналистов, которые не обслуживают чьи-то интересы, нет, соответственно, и естественных врагов в социуме, так что им просто незачем отвлекаться на беспочвенные нападки.

Не выиграют от изменений в Уголовный кодекс, на мой взгляд, и те стихийно существующие граждане, кого принято называть просто «населением». Потому что посылать по матери и врать друг на друга с три короба и сейчас можно совершенно безбоязненно — никто заявление в милицию не напишет.

Единственным, кому придется несладко — сутяжникам типа «пенсионер Козлодоев задолбает любую организацию устно или письменно по желанию заказчика». Так, одна бабаевская дама с активной жизненной позицией написала во все возможные инстанции, что руководитель местного предприятия украл деньги заказчиков, чтобы сделать себе ремонт. Суд признал, что она ой как неправа. Сейчас она выплатит тому, кого оклеветала, один рубль за моральный вред. А если бы за клевету уже были приличные штрафы, она бы осознала пользу русской народной пословицы «иногда лучше жевать, чем говорить». Порядочные журналисты, например, так всегда делают.

Степанида Кнопкина

67
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.