Без вины виноватый

№11 (650) от 16 марта 2010 г.

Один год пребывания в колонии, два года лишения права занимать руководящие должности и штраф в сумме 40 тысяч рублей...

На такую меру наказания мы — в лице правоохранительных и судебных органов — обрекли на прошлой неделе своего земляка — предпринимателя Николая Монтлевича.

Н. П. Монтлевич — из тех предпринимателей, что добились успеха лишь за счет своих творческих способностей и умения применять их на практике. Николай Петрович — автор и соавтор нескольких технических изобретений. По запатентованным им технологиям производилась продукция для нужд оборонных предприятий, в том числе и для строительства и ремонта атомных подводных лодок. Речь идет о специальной проволоке, используемой при сварке швов корабельных корпусов в условиях Крайнего Севера.

И работал бы он себе в Петербурге, где стал совладельцем сталепрокатного завода. Но на предприятие, расположенное в центре города, нацелились готовые на все дельцы, был убит один из руководителей завода. В это время в Вологде продавались с торгов акции ОАО «Электротехмаш», обладателем 90 процентов которых и стал в 2003 году торговый дом «Этма» — предприятие, собственником и руководителем которого является Н.П. Монтлевич.

В то время, казалось бы, все благоприятствовало развитию уже готового бизнеса и переносу на новую площадку петербургских новаций. Но уже тогда у предпринимателя стало появляться ощущение того, что «бандитский Петербург» по части «кидалова» и в подметки не годится нашей «тихой Вологде». Там все жестко, но привыкли «отвечать за базар». Здесь… Впрочем, судите сами.

Ранее все акции ОАО «Электротехмаш» принадлежали государству. Государственная собственность — неприкосновенна, ее разбазаривание карается законом. Надежный партнер — поэтому Монтлевич с легким сердцем внес наличные деньги за приобретенные акции предприятия, чистого от налоговой и иной другой задолженности. Так значилось в отчете федерального фонда имущества по Вологодской области. На деле же оказалось, что в налоговой инспекции предприятие числится злостным неплательщиком.

Сейчас Н. П. Монтлевича осудили за невыплату зарплаты работникам завода в течение более чем двух месяцев. Но к тому времени, как он приобрел предприятие, рабочие уже ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ не получали зарплаты. Наказания за это не понес никто из государственных чиновников, управляющих заводом. В 2004-2005 годах в связи с арестом банковских счетов за неуплату налогов прошлых периодов (2000—2002 годы) коллектив ОАО «Электротехмаш» был переведен в ООО ТД «Этма». Это позволило снять финансовую нагрузку с завода и к 2007 году выплатить налоги на общую сумму более 100 миллионов рублей. Плюс 18 миллионов рублей НДФЛ. При этом текущие налоги платились вовремя.

По документам на балансе ЭТМ находилось рабочее общежитие. На деле же оно к моменту передачи собственности было продано. Девятиэтажный корпус был продан — не смейтесь — за один миллион рублей. По цене не самой лучшей однокомнатной квартиры. Я, конечно, не подозреваю чиновников в получении «отката». Просто те из них, что заключали сделку, были некомпетентны. Бывает такое с чиновниками.

Новый собственник вознамерился было вернуть «общагу», даже выкупить здание. И оно было выставлено на торги — за 39 миллионов рублей. Деньги, которые выложил за свою же собственность ТД «Этма», пошли на погашение налоговой задолженности, а вот с регистрацией и передачей собственности законному владельцу ничего не вышло. В ход пошли неизвестно откуда взявшиеся (есть даже подозрение, что подложные) документы…

Не буду передавать все перипетии этой странной истории, просто хотелось бы поинтересоваться у нынешних обвинителей Монтлевича: куда смотрели правоохранительные органы? Ведь откровенно грабили не предпринимателя, а государство, а также и коллектив завода, который остался без общежития, без средств, ушедших на погашение налоговой и другой задолженности, а позднее — как следствие — без зарплаты. А ведь именно нарушение интересов работников предприятия представители обвинения и ставят в вину Монтлевичу.

Каждый акционер вкладывает деньги в акции того или иного предприятия с целью получения дивидендов. Для руководства предприятия нанимается директор, несущий полную юридическую ответственность за свои действия. Так было и на «Электротехмаше». Сам владелец контрольного пакета акций был председателем совета директоров и занимался в основном стратегическими вопросами, не вмешиваясь в деятельность генерального директора, который получал вполне приличную зарплату в сумме 100 тысяч рублей. В состав совета директоров входили представитель кредитной организации и государства — держателя оставшихся десяти процентов акций — в лице ответственных работников правительства области и городской администрации.

Предприятие развивалось — расширялось производство традиционных для завода изделий, в строй постепенно вводились новые мощности. Кризис порушил все планы. Цены на энергоносители и сырье возросли, число заказчиков резко сократилось. Банк прекратил кредитование, государственная доля акций была продана. Выяснилось, что дела на предприятии обстоят вовсе не так гладко, как докладывали об этом совету директоров. Все перечислять здесь не имеет смысла, но вот главное — образовалась задолженность по выплате зарплат. Генеральный директор, ответственный за это, не стал ждать повесток в прокуратуру и в суд. Он и его «ближний круг» сами обратились в судебные органы и отсудили свои зарплаты. После чего уволились, бросив членов коллектива на произвол судьбы. И тогда Н. П. Монтлевич совершил ошибку. Он сам возглавил завод, заняв место генерального директора и автоматически приняв на себя все задолженности прежнего руководства. Для делового человека — поступок опрометчивый, в данном случае даже губительный. Более того, Монтлевич не стал сокращать работников предприятия, хотя прежним директором уже были составлены соответствующие списки. И работникам начислялась зарплата за вынужденный простой. «Подавайте на администрацию завода в суд», — сказал Николай Петрович работникам предприятия. Они и понесли заявления. Мне и раньше приходилось сталкиваться с такой ситуацией, когда человек не отказывается от выплаты долга, но может это сделать только после соответствующего судебного решения. А вот работники правоохранительных органов с такими ситуациями, видимо, не встречались. Поэтому судебные иски стали одним из главных поводов для судебного преследования Монтлевича.

Для погашения задолженности по зарплате был продан заводской коллектор – оценочная стоимость его составила примерно треть от стоимости реальной. Коллектор оказался не лишним в хозяйстве Водоканала, но сам процесс сделки растянулся на несколько месяцев — чиновникам зарплату не задерживают.

В счет погашения долгов по зарплате была арестована готовая продукция предприятия. За ее хранение на заводском складе было назначено ответственное лицо. Но арестовать-то просто, а вот продать — сложнее. Этого судебные приставы делать не умеют. И создалась парадоксальная ситуация — нет денег на выплату зарплаты, а на предприятии имеется продукция, на которую нашлись покупатели. Но продать ее предприятие не может. Такое положение продолжалось около полугода, пока наконец Н. П. Монтлевич не выдержал. Он взял на себя ответственность за хранение и продал часть продукции. Смелое решение — каждый из этих эпизодов по оценке обвинения тянул на полтора года лишения свободы. И это при том, что никаких корыстных мотивов здесь не прослеживается. Не себе же в карман человек деньги положил, а направил на погашение долга по зарплате. Но корыстные цели обнаружили, как и в факте задержки зарплаты. Н. П. Монтлевича обвинили в том, что он за счет завода содействовал созданию благоприятной ситуации для торгового дома «Этма», владельцем которого он является. Но позвольте, ведь и владельцем «Электротехмаша» является все тот же Монтлевич. Где логика? Да, торговый дом реализовывал продукцию завода, но дело не в перекачивании средств, как это пытается доказать обвинение. Просто есть «длинные» и «короткие» деньги. «Длинные» — это когда само предприятие реализует продукцию, продавая ее мучительно долго, а «короткие» — когда всю продукцию оптом покупает торговый дом, реализуя ее по мере поступления заказов. Взаимовыгодное содружество, только и всего.

Генеральным директором Николай Петрович пробыл менее трех месяцев. За это время он предпринял все возможное для того, чтобы стабилизировать работу завода и реализовать социальные гарантии государства в отношении коллектива предприятия. Но за все то, что он предпринял для выхода из кризисной ситуации, его дисквалифицировали на два года и возбудили против него уголовное дело. Его деятельность обвинение оценило в три года реального лишения свободы.

На месте развалившегося предприятия в сентябре прошлого года было создано новое — ООО «Электротехмаш». Николай Петрович здесь тоже работает — советником генерального директора. Завод загубить не дали — были сохранены коммуникации и оборудование. И он продолжает работать. Коллектив — всего 79 человек, из которых 54 — рабочие. И все они верят, что невзгоды пройдут и «Электротехмаш» вновь встанет на ноги.

Я побывал на предприятии, поговорил с рабочими. Спросил и о том, как они относятся к судьбе Н. П. Монтлевича.

— Прежнего директора, который был до Монтлевича, мы и в глаза не видели, — рассказала Наталья Косинцева — работница линии покраски. — Не знаю, уж как он руководил. А в суд мы подавали не на Николая Петровича, а на администрацию завода. Сейчас зарплата выплачивается, получаем немного — у нас на линии по 5-6 тысяч выходит, но хоть перспектива есть.

Именно по просьбе работников предприятия я и пишу этот материал. Разумеется, в его рамки не помещается большая часть собранного материала. Я намеренно не стал утомлять читателя цифрами и излишними деталями этого дела.

Побывав на заседании суда, познакомившись с позицией обвинения, я так и не понял — в чем виноват Н. П. Монтлевич. В том, что в свое время государство подсунуло ему кота в мешке? В том, что своевременно не выкинул на улицу несколько сотен работников своего предприятия, а платил им две трети зарплаты, которую, правда, не сумел вовремя выплатить? Или в том, что из благих намерений преступил букву закона, реализовав замороженную продукцию своего предприятия для погашения той же задолженности по зарплате?

Хорошо, что в организации мирового кризиса не обвинили.

Акционер — это человек, инвестировавший личные средства в предприятие, акции которого приобрел. В случае с Н.П.Монтлевичем дивиденды обернулись скамьей подсудимых, акции потеряли ликвидность. Есть о чем подумать вологодским предпринимателям — перед глазами живой пример сотрудничества с государством.

«Если на вас не заведено уголовное дело, то это не ваша заслуга, а наша недоработка», — такая надпись красовалась на стене служебного кабинета высокопоставленного «силовика», стоящего на страже закона в одном из крупных городов нашей необъятной России. В большинстве СМИ это подавалось лишь как курьез.

Между тем утверждение, вывешенное в официальном кабинете, — не безобидная шутка. Вопреки п. 2 ст. 49 Конституции РФ и международным нормам, в данном случае публично провозглашается принцип презумпции всеобщей вины, право квалифицировать степень которой дано только хозяину кабинета и его коллегам.

В данном случае жертвой государственной машины стал вологодский предприниматель Н.П. Монтлевич. Почему именно он — тема особого разговора.

Нам часто говорят: государство — это мы. Но мы — работники Электротехмаша, все, кто стал свидетелем предвзятого обвинения — выступаем против того, чтобы невиновного человека вот так просто признали злостным нарушителем закона.

Конечно, было бы неправильно огульно обвинять всю государственную систему в целом. Хочу привести слова Президента Дмитрия Медведева на встрече с представителями предпринимательского сообщества, в ходе которой обсуждались, в частности, возможности снижения административной нагрузки на предпринимателей, вопросы упорядочения контрольно-надзорной деятельности государства в бизнес-сфере, перспективы усовершенствования законодательства и правоприменительной практики, касающейся преследования за экономические преступления.

«…В Послании Президента я говорил о разумной уголовной политике. Что такое разумная уголовная политика? Та, которая сочетает в себе и карательный, и воспитательный элементы. В этом направлении кое-какие шаги уже сделаны. В декабре прошлого года подписаны законы, которые позволяют применять к осуждённым за нетяжкие преступления наказание, не связанное с лишением свободы.

Применительно к налоговым преступлениям увеличен в шесть раз размер так называемого крупного и особо крупного размера причинённого ущерба, для того чтобы квалификация по такого рода действиям была более адекватной сегодняшней экономической жизни, скажем так.

…Думаю, что нужно распространить такого рода порядок не только на перечисленные мною преступления, но и на другие преступления в сфере экономики, которые не связаны с проявлением насилия».

Остается надеяться, что следующие судебные инстанции, на рассмотрение которых попадет дело Н.П.Монтлевича, не останутся глухи по отношению к словам руководителя нашего государства.

По поручению коллектива ООО «Электротехмаш» — Александр Максимов


На правах рекламы. ЗАКАЗЧИК: ф.л. Кустов Л.В.

107
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.