«Кыся» вспомнил службу в армии под Вологдой

№11 (650) от 16 марта 2010 г.

Дмитрий Нагиев всегда предстает перед объективами в образе мачо. Оказывается, этот имидж у него еще с армии... | Фото с сайта m-rnagiev.ru

Актер и шоумен Дмитрий Нагиев, который привезет 15 и 16 марта в Вологду спектакль «Кыся», до сих пор вспоминает свою армейскую службу в Вологодской области в своих интервью.

Как рассказывает Дмитрий, в армию он отправился не по своей воле: «Мы с мамой очень бедно жили. Потом я ушел в армию, и ушел не от хорошей жизни: меня поймали на одном деле (говорят, что Дмитрий баловался фарцовкой. — Прим. ред.), и у меня было ровно три дня, чтобы выбрать между службой и тюрьмой».

Как самбиста (Нагиев выступал за сборную юниоров РСФСР), его сначала зачислили в спортивную роту. Но тут же выяснилось, что спортсмены с такой «специализацией» там не требовались, и Нагиева перевели в обычную часть. Служить Дмитрию выпало в части ПВО, базировавшейся под Вологдой, в поселке Огарково.

«Служба была отвратительная. Я застал ту «дедовщину», о которой еще писал Веллер. Пускай это уже был не самый ее расцвет, но все равно жуть. Сейчас, оглядываясь назад, я иногда сам себя начинаю уговаривать: мол, это были хорошие годы, прекрасная школа жизни... Но если по-честному, вранье это. Никакая это не школа жизни, а пустая трата времени и здоровья», — честно признается Нагиев.

А в одном из своих давних интервью он еще более детально описал то, что происходило: «О части в Огарково ходили легенды. Вместе со мной в эту часть попал еще один питерец — человек по фамилии Застенчик. И вот мы с этим Застенчиком прибыли в Огарково «поднимать культуру» (так сформулировали нашу задачу в штабе округа). Власть там держали узбеки. Потом ее перехватили грузины. После них правили азербайджанцы. Я эти этнические группировки ненавидел лютой ненавистью (хотя у меня есть азербайджанские корни), ибо на точке царила страшнейшая «дедовщина». Страшнейшая! Были случаи, когда люди, не выдержав издевательств, вешались ночью в туалете.

Над нашим призывом издевались год. А когда, ко всему тому, узнали, что я мастер спорта по самбо, мне пришлось еще туже. Против лома нет приема. Был в нашем призыве пацан-детдомовец. Вот он не дал себя в обиду. Его один раз избили до полусмерти за то, что он кому-то из «дедов» вскрыл ночью вены. Но после этого больше не трогали. Во мне же теплились какие-то очаги интеллигентности, поэтому мне пришлось хлебнуть лиха».

В первый год службы Нагиеву дважды ломали нос и ребра — не помогло никакое самбо. Причем доставалось и по национальному признаку: русские считали его «черным», азербайджанцы — русским. А еще Нагиев любил из противоречия вести себя иначе. В армии, где все, как он вспоминает, говорят только матом, он дал себе слово: как бы ни было тяжело, не будет ругаться вообще. «А еще я никогда не бежал к столу с маслом. Шел спокойно, с достоинством, и мне всегда доставались какие-то ошметки. Сейчас думаю, что такая самость там была абсолютно не к месту. А тогда мне казалось, что вести себя надо именно так и никак иначе», — признается он.

Марина Чернова

1921
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.